phoneТелефон доверия: (831) 241-08-33. Время работы: пн-пт 09:00 — 19:00

Роль мультимедиа технологий и интернета в формировании и профилактике аддиктивных расстройств.

by

Автор: Психотерапевт, психиатр-нарколог высшей категории Сорокин Д.Ю., 2013

Современными тенденциями развития общества становится все большая информатизация, глобализация и виртуализация всех сфер деятельности, включая работу и отдых, общение, обучение и воспитание. Сегодняшний человек-потребитель, все сильнее склоняемый к разного рода аддикциям, становится жертвой процессов «дигитализации». Но эти процессы неизбежно меняют баланс развития человеческого общества. Ответить на вопросы, в чем данный дисбаланс, как возможно его преодоление, а так же в чем причина аддикций и как эффективнее предупредить их нарастание в цифровом обществе, и призвана настоящая статья.

Роль процесса «дигитализации» неоднозначна. Согласно теории поколений Н. Хоува и У. Штрауса, молодежь можно условно отнести к 3 поколениям-X, Y и Z. Первые — это молодые родители до 1983 г.р, поколение мело- и киноманов . Для поколения Y (1984-00 гг/р) электронными помощниками стали мобильный телефон и компьютер, интернет. Поколение Z (с 2001г) стало использовать компьютер и мобильный интернет практически повсеместно. Так, по данным В. Собкина, более70% дошкольников активно используют компьютер, и около 30% -самостоятельно. Среди старшеклассников растет доля интернет зависимых (не менее 40%), многие из них проводят за компьютером более 5 часов в день (Скляр Н., Богданова С.). Компьютер и интернет предоставляют массу неоспоримых удобств для жизни, обучения и развития человека. Наряду с удобством, интернет заключает в себе опасности, к которым приводит прежде всего анонимность и виртуализация личности в сети (по К.С.Янг): усиление различных отклонений от нормы, ложь и криминальные действия типа просмотра и распространения деморализующего контента (детское порно, зоофилия, сцены грубого насилия, и т.п.); виртуальный мир, в котором человек чувствует себя намного комфортней, чем в реальной жизни, создает угрозу для успешности реальной жизни; интерактивные компоненты сети облегчают создание кибер-зависимости, которая негативно влияет на внутрисемейные отношения и стабильность семьи , что ведет к отдалению людей в реальности , потере навыков общения и разводу; мгновенное бегство в фантастический мир служит поддержкой для привыкания и формирования интернет-зависимости; интернет способствует проявлению агрессии (виртуальная агрессия-кибербуллинг) и провоцирует раннее аддиктивное поведение; обмен информацией противоречивого содержания и не систематизирован, деформирует морально-ценностные установки. Выделяют пять главных подтипов основного диагноза “интернет-зависимость”, которые характеризуют, к чему именно пристрастился человек: киберсекс, виртуальные знакомства, пристрастие к онлайновым биржевым торгам и азартным играм, навязчивый серфинг, наконец, один из самых популярных случаев, пристрастие к компьютерным играм.

В России дошкольники используют компьютер чаще для игр (35%) , 16% детей изучает обучающие программы, и только 6% смотрят мультфильмы и фильмы. Школьники «попадают» в социальные сети (75% имеют свой профиль, преимущественно «ВКонтакте»). Вот усредненный портрет учащегося (по Д. Богдановой, ИПИ РАН) – он способен взаимодействовать с потоками информации, быстро и интуитивно использовать электронику. Мыслит неструктурированно, многозадачно. Хорошо фантазирует. Предпочитает визуальные образы и графику (мультимедиа) тексту из книги. Обнаруживает поверхностность гуманитарных знаний и малограмотность в русском языке, владение «гиперязыком» смс. Находится в постоянном контакте, нетерпеливый и активный, зачастую агрессивный. Готов к сотрудничеству. Обучается в игре. Предпочитает самостоятельную деятельность исполнению указаний, размышлениям и обсуждениям.

Аддиктивное поведение (addictus-связанный долгами, по Strowasse, 1990) в той или иной степени свойственно большинству. Аддиктивное расстройство, или расстройство влечения, как патологический феномен, закладывается на ранних (0-2 года) стадиях развития. Самые тяжелые зависимости обуславливаются депривациями младенца со стороны матери первые 6 месяцев жизни. (Д.В. Винникотт). Бутылка, таблетка или компьютер становятся переходными объектами, заменяющими грудь матери, которая бывает «хорошей и плохой», приносит радость и страдание. Так, аддикции представляют собой и способ проявления аутоагрессии, и попытки обретения контроля над предметом обожания. Зависимости закладываются и дозревают во взаимозависимых семьях, где созависимая мать находит себе партнера – зависимого (мужа), либо создает его (ребенок). По некоторым данным (В. Москалленко, др.), около 98% взрослых проявляют созависимость. В своих искренних усилиях создать семью, непохожую на ту, в которой выросли они, взрослые дети алкоголиков стремятся исключить очевидные негативные моменты поведения и создать видимость здорового образа жизни. Отсутствие безусловной любви, выражения чувств, заниженная самооценка, подавление воли ребенка, и другие влияния дисфункциональных семейных семей ставят их детей, внуков алкоголиков (поколения Y и Z), перед выбором: созависимость или зависимость (Э.У.Смит). Социально приемлемые зависимости — работоголизм, шопоголизм, лудомания , интернет –зависимость,-становятся наилучшей альтернативой, способной, однако, «разгоняться», отягощаться более тяжелыми, химическими аддикциями. По мнению ряда сексологов (С. Огарков, др.), сексуальные расстройства (точнее, «предпочтения») так же являются частными вариантами аддикций. Лицам, склонных к игровым зависимостям, свойственны: трудность в определении и описании чувств; высокие уровни интеллекта, активности и эмоционального напряжения; избегание конфликтов с помощью искажений и лжи; неспособность к активному слушанию и поддержанию эффективного общения; неадекватная самооценка и неумение отказать ; безответственность; страх одиночества и защищающие фантазии или ритуалы, переходящие в аддикции; игра как инструмент удовольствия и разрядки. Таким образом, «цифровые поколения» имеют ряд признаков зависимости и нуждаются в профилактике, и многие уже, – в коррекции и лечении.

В процессе воспитании на нравственное развитие ребенка влияют: родители – на 37%, друзья и одноклассники – на 25%, школа – на 16%, социальные сети- пока лишь на 10%. Поэтому самая ранняя и потому эффективная первичная профилактика аддиктивного поведения будет сведена прежде к коррекции созависимости и неврозов родителей желательно еще до появления детей , или в короткие сроки, за которые не происходит обострения возрастных кризисов ребенка. « Главная причина того, что ребенок не получает достаточной теплоты и любви, заключается в неспособности родителей давать любовь вследствие их собственных неврозов». (К.Хорни).

Важнейшая линия в поведении родителей — в поддержании здоровых функций семьи, способствующих гармоничному развитию детей. «Ребенка не нужно учить тому, что такое «очень плохо». Когда все идет очень плохо и промахи окружающих всякий раз остаются неисправленными в кратчайшее время, ребенок постоянно страдает, его развитие будет нарушаться, а коммуникация прерывается. Благополучие же — не забывайте! — соответствует развитию личности, обусловленному удачным окружением. Ведь мать, если она достаточно хорошо справляется, делает не что иное, как облегчает ребенку процесс развития и в определенной мере позволяет ему реализовать заложенный в нем потенциал» (Д.В. Винникотт). «В идеальном случае материнская любовь не препятствует взрослению ребенка. Она не поощряет его беспомощности, не продлевает период его зависимости от нее, а, наоборот, делает все, чтобы помочь ему стать независимым. При этом мать обязана смотреть на мир оптимистически, чтобы не передать ребенку чувство неуверенности и тревожное состояние». (Э.Фромм)

С коррекцией неврозов родителей и созависимостью помогают психотерапевты и психологи. Эффект приносит участие в психотерапевтических группах и группах самопомощи («анонимные созависимые»). Однако характерна низкая обращаемость таких семей за помощью из-за «фамильного стыда».

В системной профилактике зависимостей для родителей необходимо проводить психообразовательные занятия с привлечением медиа, родительские собрания. Целесообразно проходить участие в групповом тренинге родительской компетентности.

Для сотрудников образовательных учреждений, (нередко тоже созависимых) проводится индивидуальное консультирование, групповые тренинги профессиональных навыков («балинтовские» группы), группы психологической поддержки (групповое консультирование).

Актуально напомнить, что «позитивная профилактика» зависимостей акцентирует внимание не на устрашении информацией о болезнях, и последствиях, а на укрепление социальных ,культурных и духовных, психобиологических защит через приобщение к прекрасному (позитивной альтернативе).

Необходимо ориентировать родителей и педагогов на безопасное использование цифровых ресурсов в поддержке полноценного развития и обучения ребенка, а воспитательный процесс и реальное общение активно поддерживать самим (не предоставляя телевизору и компьютеру «захватить» ребенка). Игровая деятельность приятна и необходима, поэтому полезны игры, (в том числе компьютерные), особенно развивающие и хорошо, если родители проявляют интерес или совместное участие в играх детей. Замечательно использовать развивающие общение коллективные спортивные и настольные игры, индустрия которых на Западе широко представлена и становится популярнее в России .Многие компьютерные игры произошли из настольных игр. Компьютерные игры бесспорно, не только трата времени, они так же развивают разные качества в человеке. Так, стратегии способствуют освоению менеджмента и многозадачному мышлению. Ролевые игры («Star Craft») позволяют пробовать себя в разных ролях и совершенствовать (апгрейдить) свой персонаж. Приключения (Adventure) и Квесты помогают научиться решать неординарные задачи. Экшн–игры («Cool of duty») позволяют защищать собственные и коллективные границы и отреагировать внутреннюю агрессию в борьбе, симуляторы помогают в приближенных к реальным условиях учиться управлять техникой («Need for speed»), спортинвентарем или телом (система Microsoft Xbox kinect 360 ), даже «учиться жить» («Sims») .Игры On-Line PVP развивающие командное взаимодействие, становятся все более популярны («World of warcraft»), и , как более азартные, являются наиболее опасными для формирования интернет-зависимости.

К зависимостям приводит обычно увлечение играми (и фильмами- экшн муви) со зрелищной графикой и спецэффектами, теми, которые провоцируют более простые эмоции из регистра раздражения/злости и страха. (цель-спасение или месть, потом- облегчение или «релакс» вместо радости). Высшие, так называемые эйдетические эмоции, в популярных играх и блокбастерах очень редки. Эти факторы формируют и специфику общения в жизни их потребителей.

Текущей тенденцией стало использование мобильных компьютеров-планшетов и смартфонов, предоставляющих другой спектр игр и развлечений, и несут менее высокий риск пристрастия к ним. Многие мобильные игры и программы , созданные независимыми разработчиками (из российских- «www.riot pixels.com», др.) достаточно просты в управлении и оформлении, но основаны на оригинальных идеях и не несут в себе деструктивного начала.

К полезным развивающим ресурсам интернета можно отнести открытые Вики-энциклопедии и программы, позволяющие обучаться и обучать. Если компьютерными играми интересуются по большей части дети, то подростки и юношество предпочитают социальные сети, с их безграничными возможностями к виртуальному общению, обмену медиа-информацией, но, однако, не предоставляющему общения живого.

Для обучения, в том числе дистантного, несомненно, интернет предоставляет колоссальные возможности. Однако не вся информация в сети считается достоверной и своевременной. Малоструктурированная информация способна вызывать информационный стресс, но преимущественно у взрослых поколений, дети быстро адаптируются к такому многоканальному ее восприятию. Несмотря на разные мнения, в обозримом будущем в образовательном процессе вряд ли можно будет переоценить вклад учителя, выполняющего роль «гуру» в обучении.

Запреты, родительский контроль в пользовании интернетом мало эффективны (затормаживают развитие, порождают протест). Однако возможно использовать программы-фильтры («нет порно», др.). Youtube, например, использует порнофильтр. Риски интернет-зависимости, домогательств и киберагрессии лучше преодолевают дети, которые получают от родителей объяснения и поощрения в доверительных отношениях.

За непосредственной поддержкой по защите в интернете можно обращаться (helpline@detionline.com; «безопасный интернет в России» www.safor.ru; «Лига безопасного интернета»; www.netaddiction.com).

Для первичной профилактики в работе со школьниками используются поддержка их нормативного развития (А.Л. Нелидов). Это: коррекция познавательного процесса; развитие навыков общения и самореализации в учебной и внеучебной деятельности (хобби, друзья) ; социально-психологические тренинги по укрепление навыков обращения за помощью ,само- и взаимопомощи и снятия стресса; укреплению установок на поддержание здоровья, развития уверенности , лидерства и совладающего поведения в кризисных ситуациях, отказа от пробы наркотика, тренинги ассертивности. Приветствуется внесетевое совместное времяпрепровождение, (фотокроссы , квесты, коллективные игры вне компьютера- настольные, психологические, спортивные, субботники), посещение объектов культуры, религии и природы.

Один из эффективных вариантов работы с учениками — тренинг общения с включением игровых , арттерапевтических , социодраматических или интерактивных техник (форум-театр); Так же учениками запоминается мультимедиа-урок с демонстрацией специально подобранных мульт- и видеороликов , фильмов (где 20-70% от времени урока-видео, остальное-отреагирование), полилогом с классом, групповой дискуссией. В профилактическом обучении, как и в воспитании детей лил терапии, необходимы не критика и не морализаторство, а гибкость, принятие и позитивное подкрепление желаемого стимула, в том числе посредством вербальных и медиа- сообщений. Тренинг может включать креативную деятельность участников, в которой найдется место и для изготовления фотографий, видеороликов и для последующего обмена ими с друзьями в сети интернет.

Целесообразно проводить видеолекторий с просмотром и обсуждением фильмов с участием «неудачных персонажей»-алкоголиков, наркоманов, игроманов, и, для сравнения и подражания, — кинокартины с позитивными героями, олицетворяющими успех. Причем ведущими видеоуроков могут стать учителя литературы, истории, биологии или химии, а так же сами учащиеся.

Грамотное использование медиа и интернета способно превратить «скучную» тему урока в интересное и приятное занятие.

Обратная связь и внеучебное сотрудничество между учениками, педагогами и родителями, благодаря возможностям интернета и социальных сетей могут стать более продуктивными и взаиморазвивающими.

Вторичная профилактика зависимостей подразумевает работу с группами риска-по раннему их выявлению, обследованию детей, составлению и проведению специальных психокоррекционных программ и своевременному лечению у врача. Это и работа с родителями и учителями детей «групп риска» по психологическому консультированию. Проводят ее социальные педагоги, психологи и врачи.
Как вариант преодоления компьютерной зависимости, перспективно развитие «натурализации» компьютерных игр, или перехода их из компьютера в «реал».

Так, уже давно устраиваются ролевые игры – реконструкции по мотивам интернет-игр, где общение и его последствия уже реально осознаются игроками.
Началом «освобождения из Сети» могут стать встречи и игры вне сети, оффлайновое общение среди активных пользователей социальных сетей.

Третичная профилактика рецидивов аддиктивного поведения состоит в выявлении зависимости, обследовании и лечении детей (реабилитации), консультировании родителей и педагогов.

В качестве реабилитации химических аддиктивных расстройств может использоваться технология с Биологически Обратной Связью (БОС), позволяющей с помощью компьютера управлять функциями вегетативной нервной системы и самочувствием, обучаться управлять аффектом, и др. Однако сама по себе замена химаддикции на компьютер может быть небезопасна из-за риска развития коморбидной компьютерной зависимости.

Потому в лечении выраженных аддиктивных расстройств в настоящее время в ряде стран (Европа, Китай) применяются классические «реальные» методы стационарной и амбулаторной реабилитации с ограничением или полным исключением связи с аддиктивной средой и привлечением к режиму дня, труду и искренности в общении.

Самые современные тенденции реабилитации аддиктивных расстройств направлены к процессу абилитации, или развитию навыков и способностей, ранее не присущих человеку, например, в силу детских деприваций. Абилитация открывает возможности взглянуть на лечебный процесс как на дальнейшее личностное развитие.

Поддерживая мнение академика РАО А. Асмолова, «дети интернета» развиваются в условиях «цифрового разрыва» между поколениями, и лишь преодоление этой дистанции может помочь обществу. По мнению К.Г. Юнга, «Все, что мы желаем изменить в детях, следовало бы прежде всего внимательно проверить: не является ли это тем, что лучше было бы изменить в нас самих, как, например, наш педагогический энтузиазм. Вероятно, лучше направить его на себя. Пожалуй, мы не признаемся себе в том, что нуждаемся в воспитании, потому что это беззастенчивым образом напомнило бы нам о том, что мы сами все еще дети и в значительной мере нуждаемся в воспитании».

Речь идет и о неизбежности изменения учителей, и родителей, и медицины, и об эволюции самой школы обучения и воспитания, призванной стать «школой понимания». Дети готовы активно действовать, общаться и сотрудничать, если взрослые им предоставят такую возможность — когда они начнут детей слушать, интересоваться ими и использовать вместе виртуальную реальность, говорить на одном цифровом мета-языке. Более того, такое общее цифровое пространство позволит взрослым быстрее обучаться новым технологиям и возможностям жизни «он-лайн», а детям создаст безопасное и комфортное инфополе для нравственного и духовного воспитания, обучения и деятельности в новом «реале».

В ближайшей перспективе, когда будет доступна технология «дополненной реальности» а затем и виртуальная реальность вокруг будет выбираться пользователем, интерес к миру материальному будет постепенно снижаться, что мы уже замечаем, особенно среди аддиктов. Как считают некоторые футурологи, сейчас наступило уникальное время наслаждаться «ускользающей» реальной жизнью. Если мы сохраним радость общения друг с другом и физическим миром, то, возможно, и создаваемый нами будущий виртуальный мир будет радостнее и лучше.

Используемая литература:

1. Д.В. Винникотт «Маленькие дети и их матери»
2. В.В. Зайцев, А.Ф. Шайдулина «Как избавиться от пристрастия к азартным играм»
3. Журнал Фонда Развития Интернет «Дети в информационном обществе», №10, 2012г.
4. А. Курпатов «3 ошибки наших родителей. Конфликты и комплексы»
5. П. Кутер «Современный психоанализ»
6. В. Москаленко «Созависимость: характеристика и практика преодоления»
7. А.Л Нелидов «Системная профилактика девиантного поведения и употребления ПАВ в общеобразовательной школе»
8. Э.У. Смит «Внуки алкоголиков»
9. К.С. Янг «Пойманные в сеть»

Скачать статью

Излечима ли наркомания?

by

Автор: Востряков В.И.

Наркомания сегодня является одной из трудноразрешимых проблем медицины. Злоупотребление наркотиками в корне меняет поведение человека. На смену прежних положительных поведенческих стереотипов, привычек и установок приходит единственная жизненная потребность продолжать прием наркотических веществ, добывать их любым способом. С увеличением дозировок, формированием физической и психической зависимости, возрастает общественная опасность наркомана, его готовность к саморазрушению.

Главная опасность злоупотребления наркотиками определяется сочетанием их деструктивного эффекта в медицинской, социальной и психологической сферах с нарастающим масштабом распространенности наркотизма. В 2009 году ситуация, связанная с злоупотреблением психоактивными веществами в Нижегородской области, осложнилась. На учете состоит 6417 потребителей наркотиков, из них больных – 5137 и без признаков зависимости – 1280. Несовершеннолетних потребителей – 125, из них больных – 16 и без признаков зависимости – 109. Но эти цифры далеко не отражают истинного положения дел. В действительности наркоманов в области больше в 8-10 раз. Мы еще не знаем истинных размеров последствий употребления аромамиксов – курительных смесей, до запрета ими торговали не менее 500 точек под лозунгом «Море удовольствия за мизерные деньги», Сейчас специалисты вновь столкнулись с проблемой распространения малоизвестных, но крайне опасных для здоровья психоактивных веществ. В незаконном обороте наркотиков крутится до 7 миллиардов рублей, это десятая часть бюджета Нижегородской области. Наблюдается рост общей заболеваемости наркоманией с 11,6 человек на 100 000 населения в 2008г. до 12,3 в 2009г. (РФ 2008г. – 18,7). Рост наркомании преимущественно идет счет в сельских районов области. Высокий уровень заболеваемости в Выксунском (39,5), Борском (29,8), Кулебакском (20,7), Дальне-Константиновском (20,6), Автозаводском (20,2), Навашинском (19,9) районах. В 1,2 раза возросло число вновь выявленных потребителей наркотиков среди детей и женщин. Планка возраста первой пробы наркотика опустилась ниже 15 лет. В 10-12 лет дети в нормальных семьях уже хотят знать о наркотиках все, хотя с потребителями наркотиков знакомы единицы. Внутривенное введение наркотиков является основным фактором заражения ВИЧ-инфекцией. В 2008 году число вновь выявленных ВИЧ-инфицированных наркоманов составило 354, в 2009 году – 412.

Среди вновь выявленных с ВИЧ-инфекцией внутривенных потребителей наркотиков заметно выросло число женщин, студентов, несовершеннолетних, среди несовершеннолетних потребителей наркотиков выросло число девочек. В 2009 году число ДТП совершенных в состоянии алкогольного и наркотического опьянения возрасло до 296 (2008г.-259), число погибших в них до 54 (2008г.-38) В первом полугодии 2010 года в кабинетах медицинского освидетельствования областного наркологического диспансера установлено 89 случаев наркотического опьянения (1 полугодие 2009 года-183) у лиц доставленных ГИБДД.. Другими словами в наркотическом опьянении за рулем в 2010г. выявлено лиц в 2 раза больше чем в 2009 году. Среди лиц совершивших преступление и находящихся в СИЗО в 1 полугодии 2010 года выявлено 38 наркоманов ( 1 полугодие 2009 года-13) В 2009 г. число преступлений совершенных в состоянии наркотического опьянения составило 324 (2008 год.-309)

Не снижается количество наркоманов и токсикоманов, обслуженных каретой скорой медицинской помощи (в 2007г. – 3918 чел., 2008г. – 4007 чел.) Значительная часть больных наркоманией снимается с учета в наркологических учреждениях по причине смерти (2008г. – 79 чел.) по выздоровлении — 47.Число случаев смерти занижено, так как родители умерших наркоманов нередко скрывают причину их смерти.
Наркомания – это хроническое, а не острое заболевание и поэтому требует длительного лечения. Отношение к наркомании, как к хронической патологии означает, что она имеет общие черты с такими заболеваниями, как сахарный диабет, гипертоническая болезнь, бронхиальная астма. Общность состоит в этиологической роли сочетания генетических, биологических, поведенческих и средовых факторов, влиянии воспитания и неблагополучия в семье. Хронические заболевание помимо длительного лечения, требуют радикального изменения образа жизни и желания больного выздороветь.

Учитывая выше сказанное, к этому лечебному процессу более применителен термин реабилитация, как давно принято во всем мире. К этому подошли и мы, приступив к созданию системы реабилитации наркозависимых. До завершенной системы путь еще не близок. Но что делается в этом направлении в Нижегородской области.Система реабилитации включает в себя 3 основных этапа, два из них уже внедрены на практике.

1 – сугубо медицинский. С помощью таких медицинских мероприятий как психофармакотерапия, физиотерапия, ИРТ и пр. мы купируем неотложное состояние: снимаем наркотическую абстиненцию – физическую зависимость, устраняем соматоневрологические нарушения и подавляем патологическое влечение к наркотикам. На это уходит 10-15 дней, как правило в наркологическом или психиатрическом стационаре. В 2008г. за стационарной помощью обратились 2413 человек – почти половина наркоманов, состоящих на учете (2007г – 1850 человек).

Эффективность лечения этих больных по ремиссии свыше 1 года составляет всего 6-8%. Так происходит потому, что на дальнейшее лечение они не согласны.

Следует отметить, что вообще по отношению к лечению и последующей реабилитации наркоманы относятся своеобразно. Мы их делим на 3 группы:

  1. — 60% – их субъективная оценка собственного здоровья и жизни стоит низко и уступает субъективной оценке развлечений и удовольствий
  2. — 30% – на словах со всем соглашаются, формально изъявляют желание лечиться. На самом деле подобные высказывания лживы.
  3. — 10% – действительно хотят вылечиться.

Продолжим разговор о первом этапе. Это очень трудоемкий процесс, требующий больших затрат. Стоимость высокоэффективных методов лечения и диагностики, особенно в первые 4-5 дней пребывания больного в стационаре достигает 10-12 тыс. рублей. Это конечно не под силу бюджетному финансированию.

2 этап – медико-социальная реабилитация проходит в единственном специализированном бюджетном отделении областного наркологического диспансера, которое так и называется реабилитационным и рассчитано на 30 коек. Хочу еще раз подчеркнуть — больные в нем лечатся бесплатно Мы хотели его расширить до 90, предусмотрев 30 женских коек, которых сегодня нет. Но в связи с отсутствием финансирования сделать нам это в 2008 году не удалось. Так вот на 2 этапе мы продолжаем дело, начатое на 1 этапе, и боремся уже с психологической зависимостью: идет медико-психологическая и социальная коррекция, восстанавливающая соматические и психические функции. Больной последовательно подготавливается к участию в длительных реабилитационных программах. Если на первом этапе с больными работают врачи психатры-наркологи, психиатры ,то на 2 этапе врачи — психотерапевты и психологи. Длительность этапа — 3 месяца. Речь идет, главным образом, о формировании социально-позитивных установок, включая отказ от ПАВ и установку на реабилитацию и реинтеграцию в общество, о формировании новой системы ценностей, в которых нет места ПАВ, и создание предпосылок духовного роста. С этой целью используются индивидуальная и групповая психотерапия, информационно-образовательные беседы, методы самонаблюдения и тестирования, с широким привлечением различных наглядных пособий, аудио- и видеозаписей.

Второй этап – основной, самый трудный этап нашей работы, требующий не только больших финансовых, но и моральных затрат от самих больных и врачей. Неадекватное тяжести психического и психологического состояния воздействие на больного на этом этапе приводит к рецидиву болезни. Но если больной проходит его до конца т.е. выдерживает 3 месяца, то эффективность реабилитации поднимается до 40 %.Через стационарную реабилитацию прошло в 2006 году 14 больных наркоманией, в 2007 – 28, в 2008 – 48. Много это или мало ? Если учесть что на 1 этапе в обычном стационаре в 2008году прошли лечение 2413 наркоманов, то выходит очень мало всего 2%. Как видите объемы лечения на 2 этапе пока малы Но даже эти скромные результаты дались нам не без труда. Необходимо отметить, что в создании отделения участвовали все вплоть до Правительства области. Финансы , воля руководства и наши усилия были неплохим стимулом в трудном деле его организации. Мы рассчитывали, что этого хватит. Но ошиблись. Намного труднее было ломать психологию наркоманов и их родителей, которых вполне устраивал упрощенный подход к лечению – снятие физической зависимости («ломки») в стационаре за 5 -7 дней. И даже второй этап бесплатной реабилитации в стационаре на первых порах их не привлекал .

Как говорилось выше, в Нижегородской области реабилитация больных наркоманией в государственных и муниципальных лечебных учреждениях включает в себя два этапа. Первый – медицинская реабилитация, второй — медико-социальная. Мероприятия входящие в медицинскую и медико-социальную реабилитацию, порядок их проведения определен соответствующими приказоми МЗ РФ. Перед нами стоит цель – организовать социально- трудовую реабилитацию – третий этап реабилитации больных наркоманией. Для этого нужны специальные центры. Задача этого этапа заключается в восстановлении социального статуса больного, его личностной и социальной целостности. Подразумевается не только устранение болезненных явлений хронической интоксикации, освобождение от болезненной химической зависимости, но и возвращение больного в семью, в общество, где он вновь должен быть способным выполнять свои социально-полезные функции (члена семьи, трудового коллектива, общества.). На третьем этапе больной активно вовлекается в трудовые процессы, культурные и спортивные мероприятия, встречается с родственниками. Пока таких заведений в Нижегородской области нет мы направляем больных в уже .зарекомендовавшие себя центры под Москву, С.Петербург, Самару. Сроки пребывания в них не менее 1 года, эффективность реабилитации 60%.Этот вид помощи сегодня получают лишь 7 % наркоманов от числа больных имеющих установку на лечение и реабилитацию. Если последних взять за 500, то социально-трудовую реабилитацию за пределами области получают в год всего 35 человек
Необходимо отметить, что медицинская составляющая в социально-трудовой реабилитации, как правило, минимальна, а в ряде случаев отсутствует. Диапазон реабилитационных подходов очень широк. От реабилитационных центров с большим количеством врачей, психологов, специалистов по социальной работе до реабилитационных коммун, где вся работа осуществляется так называемыми консультантами из числа бывших больных наркоманией. Есть центры платные и бесплатные. Реабилитационной работой с больными занимаются и священнослужители в храмах и монастырях .Если все эти заведения обязать лицензировать, т.е. подвести под единые лицензионные требования, то многие из них занимающиеся этой сложной ,кропотливой работой, а среди них немало и настоящих энтузиастов прекратят этим заниматься. Тем более в МЗ РФ ни разу не поступала с мест информация о нанесении ущерба здоровью в процессе реабилитации. Исключения из сказанного является деятельность некоторых религиозных сект. Однако в этих случаях по мнению МЗ РФ контролировать надо не организацию реабилитационного процесса, а законность существования самих сект.

Сегодня необходимо нормативно закрепить само понятие «социально трудовая» реабилитация и установить контроль со стороны государства за деятельностью немедицинских реабилитационных центров, создать государственную систему «социально трудовой реабилитации», как альтернативу уже существующим частным реабилитационным центрам.

Излечима ли наркомания ? Врачи и простые обыватели склонны относиться к наркотической зависимости, как к острому состоянию. Если медицинская помощь с применением детоксикации не завершается полным отказом больного от приема наркотиков, то это расценивается как неудача в лечении. Однако наркотическая зависимость не исчезает после детоксикации . Лечить надо болезнь, которая лежит в ее основе. Вспомним, что в развитии наркомании, как и в других случаях хронических болезней, играют роль генетические, биологические, поведенческие, средовые факторы, воспитание и неблагополучие в семье. Преодолеть эти факторы весьма непросто! Поэтому реально возможно улучшение состояния но не полное излечение. Мы называем это ремиссией. И такой результат возможен лишь при условии если больной прошел все этапы реабилитации. Эффект в лечении и реабилитации больных наркоманией определяется не каким то «чудо-методом» не имеющим аналогов в мире в руках даже очень грамотного специалиста , а содружественными действиями врачей-наркологов, психиатров, психотерапевтов, психологов, социальных работников, консультантов из числа больных, самого больного и его родственников. Как и в лечении других хронических заболеваний, всем перечисленным специалистам и больному нужны сотрудничество ,терпение и вера в успех. Даже короткий период воздержание от наркотиков стоит любых потраченных усилий!

Скачать статью

Не пей — отрава!

by

Автор: Востряков В.И.

Сегодня, к сожалению, потребность общества в алкоголе остается
чрезвычайно высокой. Душевое потребление абсолютного алкоголя
в России перевалило за 20 литров. Это две-три нормы цивилизованных
стран. Алкоголизация связана с неблагоприятными социально-
психологическими условиями и является индикатором слабости
адаптационных механизмов личности и общества. Бедные пьют
от безысходности, люди среднего достатка – от неуверенности
в завтрашнем дне, богатые от пресыщенности жизнью. И если богатые,
как довольно метко заметил мой давнишний клиент, пьют дорогую
элитную водку,«от которой ноги отказывают, а голова соображает», то
бедные вынуждены пить и бодягу, «от которой голова уже не соображает,
а ноги еще носят!»

Пьянство подпитывается и сверху, и снизу. Руководители всех уровней власти в существующей экономической ситуации вынуждены наращивать
мощь ликероводочных заводов – предприятий, имеющих наибольшие шансы
стать бюджетообразующими в районах. Бюджет России на 30 процентов
состоит из доходов от продажи спиртного. Низы, особенно в сельских
районах, в условиях безденежья используют, как правило, дешевую
«бодяжную» водку в качестве «жидкой валюты». Ею расплачиваются за
услуги по строительству и ремонту, сельхозработы, заготовку дров.

Следствие высокого уровня алкоголизации — смертность в 2 раза
превышающая рождаемость; сокращение уровня жизни и ухудшение
ее качества; увеличение числа убийств и самоубийств на пьяной почве;
рост заболеваемости алкоголизмом, алкогольными психозами,
наркоманией и туберкулезом; увеличение числа несчастных случаев
и травм, отравлений алкоголем и его суррогатами.

По данным МЧС в лечебно-профилактические учреждения области
по поводу отравлений суррогатами алкоголя в 2007 году обратились
944 человека, из них госпитализированы — 412. За 10 месяцев 2008 года
обратились уже 1136 человек, госпитализировано — 602. Число отравлений
в сельской местности в 2 раза превышает показатель в Н.Новгороде.
По данным ряда авторов более половины технического спирта,
производимого в России идет на производство фальсифицированной водки.

Употребление суррогатов алкоголя – жидкостей, содержащих спирт,
неуклонно возрастает. Ассортимент их довольно обширен. Это лекарственные
препараты (спиртовые настойки и жидкости), средства промышленной и
бытовой химии (денатурат, политура, лак), косметические средства
(одеколон, лосьон), пищевые продукты (самогон, «бодяжная» водка).
Особую опасность представляют ядовитые технические жидкости – антифриз,
тормозная жидкость, дихлорэтан и гидролизные спирты (изоамиловый,
изобутиловый, изопропиловый). Они не относятся к суррогатам алкоголя,
но, поскольку пахнут спиртом, по ошибке принимаются внутрь. Однако
чаще всего их употребляют заядлые любители выпить, намеренно
пренебрегая опасностью. В дозе 50 – 100 г эти яды вначале вызывают
легкое опьянение, подобное этиловому (водочному) спирту. Правда,
если легкое опьянение, вызванное этиловым спиртом, проходит, как правило,
бесследно через 2-3 часа, то суррогатное опьянение длится значительно
дольше и через 8-10 часов трансформируется в тяжелое отравление с
головной болью, сильной жаждой, тошнотой , рвотой, угнетением или
полной потерей сознания. Позднее появляются судороги, сердечная
недостаточность, отек легких. Смерть наступает от паралича жизненно
важных мозговых центров через 1 – 2 суток или от поражения почек
через 1-2 недели.

Одним из самых сильных нервно-сосудистых ядов считается
денатурат – суррогат алкоголя с примесью метилового (древесного)
спирта. Доза метилового спирта в 30 г является смертельной для человека,
а 5-10 г. вызывают поражение зрительного нерва и сетчатки глаза,
приводя к полной потере зрения. Нередки случаи, когда при отравлениях
алкогольными суррогатами развиваются интоксикационные психозы,
напоминающие белую горячку. В этом случае больные представляют
большую угрозу для себя и окружающих.

Многие считают, что суррогатами алкоголики травятся чаще, чем нормальные люди. Не совсем так. В силу особой выносливости к алкоголю
наши больные без заметного ущерба для здоровья могут перенести
опасную дозу суррогата.

Передо мной письмо жены одного из моих пациентов. Вот, что она мне
пишет: « А когда у мужа кончаются деньги, он на кухне из сока, уксуса
и соды делает шипучку и пьет ее. Всю посуду обляпал, раковина даже
заржавела, а ему, гаду, ничего не делается!» К сожалению, жертвами
суррогатного кайфа становятся нередко люди, по всем меркам употребляющие
алкоголь умеренно. Ими оказывались и студенты, убирающие картошку
в колхозе, и водители, работающие на сезонных работах, и военнослужащие, и подростки на дискотеке.

В хирургическое отделение одной из районных больниц доставили
молодого человека с желудочным кровотечением. Врачи установили,
что катастрофа произошла в месте соединения желудка с пищеводом.
Приятели пострадавшего сообщили, что на дискотеке им предложили
выпить какой-то подозрительной водки, привезенной из Дзержинска.
Как показала экспертиза, в ней был технический изоамиловый спирт.
Он-то и оказал прямое прижигающее действие на слизистую пищевода.
Возникшая затем рвота повлекла за собой разрыв пищевода и
смертельное кровотечение.

Весьма вреден для здоровья и самогон из-за содержащихся в нем
ядовитых веществ: фурфурола, пиридина, альдегидов и кетонов,
высокомолекулярных спиртов. Сегодня бытует мнение, что самогон
куда лучше государственной водки. Наивное заблуждение!

За счет того, что высокомолекулярные спирты, всегда присутствующие
в самогоне (в том числе изоамиловый – самый токсичный из них),
всасываются кишечником и выводятся из организма медленнее, чем
этиловый, суррогатное опьянение протекает более злокачественно. Лица,
даже употребляющие самогон эпизодически, чаще совершают преступные
действия, отличающиеся бессмысленностью.

Как же остановить алкогольную экспансию? В мире существует несколько стратегий борьбы с алкоголизмом. Какую из них адаптировать к России, переживающей трудный переходный период? А может следует принять сухой закон? Ответ на поставленные вопросы однозначен – стране крайне
необходима продуманная рассчитанная на длительную перспективу
противоалкогольная политика, предусматривающая ограничение производства и продажи крепких спиртных напитков, изменение ассортимента вино-водочных изделий в пользу качественных вин и безалкогольных напитков, усиление контроля за качеством алкогольной продукции, разумное
ценообразование, четкая регламентация мест и правил продажи. Все перечисленные задачи может решить только государственная монополия, которая должна быть вновь введена в России. Финансовый кризис для этого самый подходящий момент. Кроме того, необходимо признать пиво алкогольным напитком и запретить его рекламу в СМИ ,пропагандировать трезвый и здоровый образ жизни, укрепить наркологическую службу и возвратиться к принудительному (недобровольному) лечению определенной категории наркологических больных.

Скачать статью

Цена кайфа!

by

Автор: Востряков В.И.

На руках матери от передозировки наркотика погибал единственный сын. Шестнадцатилетний мальчик был доставлен в токсикологический центр из подвала, служившего притоном для подростков, потребляющих наркотические вещества. Прежде чем разбежаться, наркоманы вызвали Максиму скорую помощь. При поступлении в больницу состояние подростка было крайне тяжелым. Дыхание замедленное, бледность и похолодание кожных покровов, отсутствие коленных рефлексов, судорожные подергивания мышц, падение артериального давления, высокая концентрация опиатов в моче. Реанимация, проведенная в полном объеме, успеха не имела, слишком велика была доза принятого героина. Не приходя в сознание, Максим умирал от нарастающего отека легких и мозга. После остановки дыхания сердце Максима какое-то время еще отстукивало последние удары. Каждый из них громким эхом отзывался в сердце матери…

И такие случаи нередки. Передозировки, как правило, происходят с подростками стоящими в начале наркотизации, не имеющими еще в этом достаточного опыта, употребляющими неизвестные наркотики, сочетающими их прием с алкоголем и сильнодействующими лекарствами. Пугает ли подростков такая перспектива? Нет! Почему? Во-первых, подростки в большинстве своем не осознают, что такое смерть, так как не пережили еще утрату родных и близких им людей. Во-вторых, удовольствие которое они испытывают от наркотика, подавляет инстинкт самосохранения и в определенный момент более значимо, чем смерть. Этим кстати и объясняется низкая эффективность профилактики наркотической зависимости построенная на пропаганде вреда наркотиков.

Наркологическая ситуация в области связанная с наркотизацией подростков в 2010 году заметно осложнилась.

На учете в наркологической службе Нижегородской области на 01.01.2011 г. состоит 130 несовершеннолетних потребителей наркотиков, из них больных наркоманией 13. Заболеваемость наркоманией среди несовершеннолетних составила1,9 на 100000 детского населения ( 2009 г. – 1,1) заболеваемость токсикоманией 4,1 (2009г. -3,0). Возрастная планка первой пробы наркотика опустилась до 14 лет.

Наркопотребители — подростки находятся в постоянном поиске веществ обладающих наркотическим эффектом. В ход идут средства бытовой химии, удобрения, грибы, ядовитые растения, лекарства. Особую популярность за счет дешевизны приобрел сегодня наркотик дезоморфин, на сленге наркоманов «крокодил- убийца наркоманов»- это наркотик для бедных. Готовится он по специальной технологии в домашних условиях из кодеиносодержащих препаратов продаваемых без рецепта в аптеках. При употреблении этого наркотика риск передозировки возрастает, тяга к нему формируется страшная и мгновенно, органы буквально гниют, теряется зрение, появляются эпиприпадки. Средняя продолжительность жизни дезоморфинового наркомана 2 года, они живут в 3-4 раза меньше героиновых наркоманов.

Формирование наркомании у подростка происходит под влиянием, биологических, социальных, семейных и личностных причин. Особый интерес представляют причины зависящие от личности. Основные из них- заниженный уровень самооценки, повышенная внушаемость, податливость групповому воздействию, наивность и простодушие, неопытность и неосведомленность, склонность к риску и авантюризму.Как же помочь нашим детям не попасть под влияние наркотического зелья? Я не буду говорить сейчас о проводимой противонаркотической политике в государстве, разработанных специальных программах противодействия наркомании и т.д.Это тема специального разговора. Скажу лишь, что в становлении наркозависимости многое решает громадная доступность наркотика и нетвердая личная позиция подростка. Первую задачу должны решать правоохранительные органы. А вот формировать твердую личную позицию ребенка с детства должны общество, семья и сама личность.

Значительная роль отводится родителям. Мне хочется подчеркнуть, что за личной позицией подростка мы видим его способность преодолевать жизненные трудности, противостоять навязанному поведению в группе и употреблению наркотиков. Подросток должен иметь чувство собственного достоинства, обладать навыками общения, умением постоять за себя и уходить от ситуаций неоправданного риска. Он обязан управлять своими эмоциями и чувствами, справляться со стрессами. Сегодня необходимо жить с сознанием неизбежных неудач в современном мире далеким от совершенства, но в то же время иметь чувство юмора, позволяющее легче преодолевать жизненные трудности. При наличии таких личностных качеств Ваш ребенок будет застрахован от любой формы зависимости.

Скачать статью

Табак – стартовый наркотик!

by

Автор: Востряков В.И.

В последние годы мы наблюдаем катастрофическое ухудшение физического и психического здоровья наших детей. Многие из них с раннего возраста страдают гипотрофией, связанной с недостаточным питанием, заболеваниями желудочно-кишечного тракта, аллергией, нарушением зрения, неврозами и умственным недоразвитием.

Основными факторами, способствующими этому, является социально-экономическая нестабильность и , прежде всего, безработица, неблагополучная экологическая обстановка, пьянство и алкоголизм родителей, бедственное положение отечественного здравоохранения и образования, криминализация общества.

Однако на здоровье подростков сказываются не только социальные факторы, но и вредные привычки, которые сегодня имеют тенденцию к распространению. Самой массовой из них является курение. Сегодня в России курит каждый второй юноша и каждая четвертая девушка. Что же кроется за табачным дымом?

Подросток, начинающий курить, должен знать, что вводит он в свой организм. Табачный дым представляет собой своеобразную физико-химическую систему, состоящую из воздуха и находящихся в нем продуктов горения табака, которые направляются в легкие, а это аммиак. окись углерода, канцерогенные вещества (от латинского слова “канцер” — рак). способствующие возникновению злокачественных опухолей.

Никотин, влияет через нервную систему на сердце, увеличивает число его сокращений, что повышает нагрузку на сердце. Пол воздействием ядовитых веществ, особенно в организме подростка, нарушается обмен веществ. разрушается витамин С, заметно снижается мышечная сила, уменьшается насыщаемость крови кислородом при прохождении его через легкие. В результате появляются быстрая утомляемость, раздражительность. нарушение сна.

Уже через несколько месяцев курения, как показали психологические исследования, у подростков снижаются процессы запоминания, замедляется быстрота реакции, что так важно для учащихся и студентов.

В результате те, кто курит, заметно отстают в физическом развитии, часто болеют, отстают в учебе. Хотя многие начитают курить, как они выражаются, для самоутверждения и чтобы казаться взрослыми. На деле происходит обратное. Какое впечатление на окружающих производит, к примеру, худенький, бледный мальчишка небольшого росточка с сигаретой во рту. При его виде возникает одно чувство — жалость.

Все это в полной мере относится и к девочкам. Более того, им надо быть особенно осторожными с никотином. Современной молодой женщине, чтобы родить здорового ребенка, необходимо заботиться о нем задолго до того, как он появится на свет.

Сейчас нередко подростки начинают употреблять табак и алкоголь одновременно. И то, и другое — психоактивные вещества и обладают наркотическим эффектом, к ним развивается привыкание.

Многие родители сегодня спокойно взирают на то, что их дети-подростки приобщаются к курению. «Слава Богу — не наркоманят», — говорят они и сами при этом нещадно курят, формируя тем самым нездоровый интерес ребенка к табачному зелью. Подросток в 16 лет, попробовавший табак, почти сразу же ощущает на себе его наркотический эффект.

Многие взрослые наркоманы, наблюдаемые мною, рассказывают, что они начали курить табак раньше своих сверстников, соответственно раньше они узнали, что такое “травка”. Конечно, не все подростки, впервые попробовавшие анашу, становятся наркоманами. Однако, испытав легкий «кайф» от табака и алкоголя, средний от анаши, ощутив необычное дурманящее состояние, многие из них уже не в силах обходиться без этих психоактивных веществ, пробуя более сильные наркогенные средства. Стадия поиска их может закончиться употреблением таких опаснейших наркотиков, как героин, метадон, кокаин. И если зависимость от первых формируется месяцами — годами, то от вторых – днями — неделями. Таким образом, малый “кайф” рождает большой. А это значит, что ваш ребенок попадает в беду, страшнее которой нет. Так что табачный дым — это не только прямое вредоносное действие на организм никотина. Считайте, что в клубах его к вашему ребенку тянуться лапы «белой смерти» — так сегодня принято называть наркоманию. К сожалению, родители поздно узнают, что их ребенок стал наркоманом. В какой-то мере курение табака и выпивка маскируют эту страшную болезненную зависимость. Как же уберечь наших детей от трудноизлечимой болезни? Родителям нужно прежде всего пересмотреть свое отношение к табаку и алкоголю. Самый достойный образец для подражания — полный отказ взрослых от их употребления. И лучше это сделать заблаговременно, а не тогда, когда ваш ребенок попадет в химическую зависимость от табака, алкоголя или наркотиков.

Скачать статью

Форум-театр как актуальный метод профилактики зависимости

by

Автор: Сорокин Д.Ю.

Метод Форум-театра является интерактивным способом психопрофилактики и психокоррекции социальных проблем, в основе которого используется методика театрального сценического действия и обратная связь с аудиторией. Автором и носителем этой концепции является французская ассоциация «Караван-Театр» (г. Тулуза, руководитель — Жан Пьер Беснард). С 2000 г. в рамках совместного российско-французского регионального проекта в Н.Новгороде Форум-театр внедряется участниками группы, прошедшей обучение во Франции.

Метод считается эффективным. В нём используются профессиональные знания команды специалистов, работавших с потребителями ПАВ, материализованные в «социальной обёртке» реальной ситуации, разыгранной актёрами. Спецификой данного метода становится вовлечение зрителя в разыгрываемый спектакль, возможность выступить как в роли наблюдателя, так и самого актера, возможность эмоционального и динамического обмена персональным опытом.

Можно исходить из понимания причин зависимого поведения как групповой социальной проблемы, как неэффективной попытки адаптации в семье, классе, группе. Поэтому основная задача Форум-театра — воспитательная — устранение причины зависимости. Немаловажной задачей также представляется коррекция и ролевое научение эффективному взаимодействию и отказу от наркотиков.

Объектом профилактики являются зрители: школьный класс, группа педагогов, родителей, отклоняющихся от нормы подростков, военнослужащих, заключённых и т. д. В команде Форум — театра необходимо участие психолога, педагога, врача-нарколога. Возможно и участие самих потребителей наркотиков, чтобы команда знала о проблеме как можно больше. Стоит определить знания и потребности аудитории в решении заданной проблемы.

Подготовкой спектакля занимаются профессиональный режиссёр и актеры. Важно, чтобы они понимали, какую идею хотят донести до зрителя, предвидеть, какие вопросы могут возникнуть у зрителей в ходе действия, предусмотреть возможные сценарии игры актёров и варианты взаимодействия со зрителями.

В ходе небольшого по времени спектакля разыгрывается конкретная заранее спланированная и отрепетированная сцена, отражающая проблему зависимости. В качестве причин рассматриваются реальные повседневные дела: конфликт в семье, отвержение в классе, горе, одиночество и т.д. Затем следует драматическая ситуация и кульминация — приём наркотика, передозировка, столкновение с милицией, суицид и др.

Таким образом, сценическая постановка выставляет на рассмотрение социальную проблему а каждый персонаж в игре выполняет определенную социальную роль. Присутствует главный герой — жертва ситуации («угнетенный»), и, как правило, его семья, группа или класс с фигурой «угнетателя», распространитель наркотиков. Возможно участие врача, милиционера, прохожего и др. — число персонажей обусловлено конкретной ситуацией.

Режиссёр-постановщик корректирует роли и стиль игры, речь и эмоциональную экспрессию актёров, их мимику и жесты в качестве инструментов передачи необходимой информации.

Основная работа по представленной проблеме разворачивается в процессе последующего сотрудничества с аудиторией. Посредником взаимодействия становится ведущий — Джокер. Он предлагает зрителям объяснить, что происходило на сцене, в чём заключается проблема, представляет зрителю возможность самому стать актёром и сыграть в спектакле, заменив кого-то из исполнителей. При этом на одну роль могут себя попробовать несколько зрителей. В роли актёра зритель глубже погружается в эмоциональные переживания персонажа, ощущает результат своего вмешательства. Попытка участия может привести к иному осмыслению проблемы, реакции на неё.

Соответственно, аудитория вовлекается в переживание, что сравнимо с методом социодрамы, где драма актёров становится драмой зрителей. Ведущему предполагается иметь опыт работы с сильными чувствами в группе, поскольку не исключается «взрыв эмоций». Опыт работы с аудиторией помогает поддержать рабочее напряжение в ней. Важно, чтобы ведущий развивал и стимулировал возникающие идеи, побуждал зрителей пробовать сыграть, в случае затруднения предлагал возможные варианты поведения в подобной ситуации.

Исполнитель, главной роли (жертва) и основные герои по мере взаимодействия со зрителем пытаются выдержать характер своих ролей, однако должны учитывать и адекватно реагировать на воздействие зрителя. В ходе спектакля зритель осуществляет творческое решение конфликта и получает примеры совладающего поведения в подобной ситуации.

В случае недостаточного эмоционального отреагирования зала форум можно считать удавшимся после проведения дискуссии и обозначения в сознании зрителей зависимости в качестве реальной проблемы, затрагивающей общество.

Пример-схема Форум — театра

Ведущий выходит на сцену и просит зрителей перед просмотром спектакля на социальную тему «немного поиграть» с ним. Для этого он предлагает аудитории несколько (2-3) упражнений.

Разогревающее упражнение «Приветствие»

Аудитория выходит в круг и по хлопку Джокера зрителям нужно поздороваться с кем-либо из круга будто очень стесняясь партнёра;
затем в кругу ведущий предлагает поздороваться с несколькими из партнёров, будто они очень спешат;
наконец, партнерам, предлагается поприветствовать друг друга, словно они не виделись много лет.

Упражнение на групповую координацию «Клубок»

Аудитория встаёт в круг, взявшись за руки, закрывает глаза. Каждый делает шаги внутрь до уплотнения, и, не отпуская рук, запутывают клубок. Участники открывают глаза. Задача — с закрытыми глазами, держась за руки, встать на своё место в круг.

Упражнение на парное взаимодействие «Гипноз» Участники выбирают пару, встают лицом к лицу на расстоянии вытянутой руки.

«Гипнотизёр» плавно двигает ладонью перед лицом партнёра, задача «гипнотизируемого» — «прилипнуть» к ладони «Гипнотизёра» и совершать всем телом синхронные с ней движения. Затем партнеры меняются ролями.

Джокер предлагает смотреть спектакль.

Пример-схема спектакля

Ситуация эмоционального отвержения в семье, приведшая к употреблению подростком наркотика.

Аудитория родителей подростков в школе, количество 10-50 человек.

Актёры: подросток, его мать, отец, соседский парень и девушка, милиционер.

Сцена 1.

Утро. Мать и отец завтракают. Подходит подросток-сын, просит отца срочно поговорить с ним. При этом мать заставляет подростка есть и срочно идти в школу. Отец молча суёт сыну деньги. Подросток, отказавшись от завтрака, но взяв деньги, уходит.

Сцена 2.

День. Дома сын, приходит мама. Сын просит поговорить с ним на важную тему, однако мать требует сначала выучить уроки. Подросток в расстроенных чувствах убегает из дома.

Сцена 3.

Печальный подросток на улице встречает соседских парня и девушку, предлагающих ему «хорошее средство от скуки недорого». После колебаний подростка и насмешек соседской девушки он покупает «косяк» с гашишем, закуривает. В этот момент появляется милиционер, приятелям удаётся скрыться, милиционер задерживает подростка с полным «косяком» в руке…

После кульминации ведущий спрашивает аудиторию, что произошло на сцене? В чём причина? Кто виноват и что делать?

Он побуждает зрителей играть и участвовать. Завершением считается обсуждение вариантов решения проблемы и чувств участников.

Скачать статью

Социально-психологическое занятие с детьми, находящимися в кризисной ситуации

by

Нелидов Алексей Львович, канд. мед. наук, доцент АГПИ и НГМА,

главный специалист ППО ЦДЮТЭ Министерства образования и науки,

заведующий подростковым диспансерным отделением №2 МОУ

наркологическая больница г. Н.Новгорода

Опубликовано: Проблемы школьного воспитания. – Н.Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 2003. № 4. – С. 11-50.

1

Работа социального педагога в значительной мере связана с оказанием помощи детям, находящимся в психологически кризисных ситуациях. Вместе с тем, основные
учебники и методические руководства по социальной педагогике [1, 2, 3] содержат лишь общие рекомендации на эту тему. В последние годы идёт активное
внедрение в работу социального педагога методов психотерапии и психоконсультирования [4]; на этой основе начали разрабатываться алгоритмы для оказания
помощи детям в кризисных ситуациях [5, 6, 19]. Предлагаемое сообщение продолжает данную тенденцию и посвящено разработке типовых алгоритмов
(последовательности этапов и технологий) первого с момента обращения и ближайших за ним психологических занятий с ребенком в кризисной ситуации. В
сообщении также развиваются подходы «Терапии кризисных ситуаций» — системы подготовки социальных педагогов, предложенной в совместном проекте «Дети группы
риска» Министерства образования и науки Нижегородской области и Британского Совета [7, 8].

Методологической основой работы были представления возрастной психологии [9, 10, 11] о роли возрастных кризисов в развитии личности, представления
современной психотерапии о механизмах преодоления кризисов, обеспечивающих личностный рост [12, 13, 14], и об этапах психологического консультирования и
структурированной психотерапевтической беседы [12, 18].

Материалом для практической разработки и апробации описанной ниже системы послужила практика консультирования и психотерапии в 1999-2003 гг. детей 10-17
лет (300 человек), обратившихся в острых кризисных ситуациях в подростковое диспансерное отделение № 2 наркологической больницы г. Нижнего Новгорода
(главный врач А.А.Фёдоров) и психолого-педагогический отдел ЦДЮТЭ (директор – Г.А.Горбунов).

Под кризисными ситуациями в нашей работе мы понимали внезапно возникшие или обострившиеся ситуации внутрисемейных конфликтов, кризисов учебной
деятельности, внутриличностных конфликтов самооценки, притязаний и психосексуального развития, а также конфликтов общения в социальных группах, в связи с
которыми у ребенка развивался дистресс, резко изменялось эмоциональное и даже физическое состояние; из рассмотрения были исключены случаи, когда помощь
начиналась с психиатрического обследования и лечения (случаи изнасилования, тяжёлой депрессии, реального суицидального поведения, синдрома тяжелой утраты).

Для выявления структуры оптимального типового занятия были проанализированы более 1200 занятий с данными детьми. Из всего разнообразия применявшихся на
занятиях последовательностей этапов и технологий были выявлены и суммированы те, с помощью которых удавалось одновременно решить следующие психологические
задачи: обеспечить физическую и психологическую безопасность ребенка; установить первоначальный психологический контакт с ребенком; помочь ребенку
проанализировать свой жизненный опыт в отношении преодоления кризисных ситуаций; активизировать навыки адаптивного (совладающего) поведения и
психологических защит; повысить самооценку и интернальность (ответственность) ребенка; исключить перенос консультантом и родителями ребенка своего личного
опыта на консультируемую ситуацию. Именно эти последовательности изложены ниже; на практике они в наибольшей мере обеспечивали достижение как
кратковременных целей одной беседы непосредственно в кризисной ситуации (снижение стресса, согласие на дальнейшее консультирование), так и долговременных
целей в течение нескольких занятиях (в сочетании с воздействием на родителей и других участников) — преодоление самой ситуации. Контроль итоговой
эффективности занятий проводился наблюдением за ребенком и семьей и диагностикой (проективными рисунками – «моя семья» и «несуществующее животное», тестом
Люшера и цветовым тестом отношений, модифицированным тестом Дембо-Рубинштейн).


1-й этап. Определение участников кризисной ситуации, очередности оказания им психологической помощи и изоляция ребенка из места кризисной ситуации.

При семейном кризисе помощь требуется одновременно всем, а изоляция ребёнка (в семью родственников, в приют) необходима в случаях физического насилия со
стороны другого члена семьи; оптимальнее же будет изоляция члена семьи, склонного к насилию.

При межличностном конфликте двух сверстников из них изолируется в первую очередь тот, у кого более выражен стресс (более «страдающая» сторона).

При агрессии группы против ребенка в разные помещения изолируется ребенок (более «страдающая» сторона), а другой педагог одновременно изолирует лидера
группы («агрессора»). Если отмечается агрессия ребенка против группы, изолируется ребенок («агрессор»), а затем — тот из группы, у кого более выражен
стресс.

При межгрупповом конфликте изолируются лидеры обеих конфликтующих групп.

При кризисе перенесенного насилия изолируются одновременно все его участники — и пострадавший и вероятный агрессор (насильник); психологическая работа
ведется с первым, а правовая — со вторым.

При внутри-личностном кризисе и кризисе учебной деятельности роль изоляции от кризисной ситуации выполняет пребывание на консультации и в семье с
психологически поддерживающими ребенка родителями.

В кризисах употребления психоактивных веществ (ПАВ) — при острой интоксикации, абстинентном синдроме, на высоте физической «тяги» к веществу, при
агрессивности и при осложнениях, а также во всех случаях травм и повреждений ребенок изолируется в медицинский кабинет, но не для последующего
психологического занятия, а для незамедлительного оказания ему медицинской помощи.

После определения необходимости изоляции консультант (социальный педагог) должен предложить ребенку пройти вместе в другое помещение (заранее назвать — в
какое) и сопроводить ребенка, пресекая общение с другими участниками ситуации.

В школе в кабинете для изоляции ребенка не должно быть опасных, острых предметов, яркого освещения; стул ребенку должен стоять в полуоборот от двери
спинкой к стене. Не подходят «казенные» кабинеты — директора, завуча, учительская, класс.

2-й этап. Первоначальное снижение стресса у ребенка.
Консультант (социальный педагог) применяет приём — пребывание рядом: садится рядом с ребенком в полуоборот к нему на расстоянии доверительного общения
(вытянутой руки), расположением стула «защищая» ребенка от входной двери, говорит ребенку, что хочет помочь ему, а сначала — побыть с ним рядом, после чего
берет так называемую психотерапевтическую паузу. Её продолжительность зависит от реакции ребенка.

При негативной реакции (резкий отказ, оскорбления и т.п.) консультанту (социальному педагогу) необходимо реагировать с позиции «Я-взрослый» и принятия
ребенка. Наиболее эффективными показали себя следующие типы ответных реакций на ребенка.

Эволюция технологий лечебной и профилактической помощи в подростковой наркологии

by

Нелидов А.Л.

кандидат медицинских наук, заведующий подростковым диспансерным отделением № 2 ГУЗ Нижегородской области «Наркологическая больница» (г. Нижний Новгород,
603053, ул. Дьяконова, дом 39); доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НижГМА (г. Нижний Новгород, 603005, пл. Минина, дом 1).
nel50@mail.ru


Опубликовано: Материалы научно-практической конференции «Наркология 2010», посвященной 25-летию ФГУ ННЦ наркологии Минздравсоцразвития России. – М.,
2010. – С. 110-112.

В 2000-х гг. отмечена стабилизация числа больных алкоголизмом (три района Н.Новгорода; население до 18 лет – 72419): в 2005 г. взято под наблюдение – 8, в
2010 – 7; состояло под наблюдением на конец 2005 г. – 12, 2010 г. – 11. Возобновился небольшой рост числа больных наркоманиями: взято под наблюдение в 2005
г. – 3, в 2010 г. – 4; состояло под наблюдением на конец 2005 г. – 6, 2010 г. – 11. Уменьшился возраст выявляемых токсикоманов; это увеличило число
находящихся под наблюдением, вопреки снижению числа выявляемых: в 2005 г. взято под наблюдение – 12, в 2010 – 6; под наблюдением на конец 2005 г. – 82, а
на конец 2010 г. – 97.

Из них 85% выявлялись через УВД и еще до начала потребления ПАВ отличались девиантным поведением вследствие преморбидных расстройств личности. Ранее нами
были установлены (А.Л. Нелидов, 1998), а для данного сообщения – подтверждены на текущем материале, этапы формирования ремиссии у несовершеннолетних с
зависимостью от ПАВ; помощь на этапах имела конечную цель – восстановить норму развития личности технологиями психотерапии и психокоррекции.

1. Этап общих с взрослыми острых психопатологических (преимущественно — аффективных) расстройств; длительность около 4-х недель. На фоне психотропной
терапии проводилась семейная психотерапия с организацией первоначальной психологической поддержки ребенка (А.Л. Нелидов, 2005).

2. Этап проявления ранних преморбидных дизонтогенетических расстройств, вызвавших девиантное поведение и употребление ПАВ: СДВГ, инфантилизм, неврозы и
акцентуации, нарушения в сфере деятельности и мотивации учебы с прогрессирующей педагогической запущенностью и другие. Длительность этапа — 3-6 месяцев.

Одним из механизмов возникновения данных расстройств было поэтапное нарастание нарушений возрастного развития (дизонтогенез) личности ребенка по мере
нарастания нарушений развития семьи (А.Л. Нелидов, 2009): 1-й – этап отдельных дисфункций семьи и незначительных (доклинических) нарушений личности
ребенка; 2-й – этап начала множественных дисфункций семьи и клинико-психологических расстройств личности ребенка; 3-й – этап тяжелого дизонтогенеза семьи и
утяжеления клинических расстройств личности ребенка (нарушающих его учебную деятельность и социализацию). Каждый этап нарушения развития семьи совпадал с
этапами развития личности ребенка; в наиболее тяжелых случаях дисфункция семьи начиналась с первого этапа развития ребенка (0-2,5 года, по Э. Эриксону) –
соответственно, клинико-психологические расстройства возникали на втором этапе (в 3-5 лет), а утяжелялись и переходили в девиантное поведение – на третьем
(в 5-8 лет). Выявлялись и семьи с отцом-алкоголиком, неполные семьи; у всех родителей отмечались разные виды аномального воспитания.

Применялись технологии, относящиеся больше к психотерапии и психокоррекции. Системная семейная психотерапия и тренинг воспитательной функции создавали
семейную реабилитационную среду. Стимулировалось развитие свойств личности, которые должны возникать у ребенка на ранних этапах развития в успешной семье:
доверие к миру и уверенность; привязанность к родителям; когнитивный интерес; способность к самостоятельным деятельностям предшествующим учебной (труд по
дому, рукоделья, ремесла, конструирование, сложные игры, восприятие сказок и искусства, собственное творчество, навыки общения). Применялись алгоритмы
преодоления педагогической запущенности (А.Л. Нелидов, 2006; 2008).

3. Этап проявления поздних нарушений личности, возникших в 10-17 лет на, занятых потреблением ПАВ и зависимостью; длительность 6 до 12 месяцев.

В данном возрасте существенно развивается интеллект и интроспекция, способность к разнообразию деятельности (учебной, хобби), к зрелым психологическим
защитам, копингу и самооценке, к ролевому поведению в группах; усложняется мотивационно-смысловая сфера; платоническая стадия либидо переходит в
эротическую. Из-за развития зависимости формирование указанных свойств личности затруднено, либо они возникают как симптомы зависимости: смыслы и эффекты
опьянения становились смыслами личности, примитивная деятельность по обеспечению зависимости упрощала все остальные деятельности (учебную, хобби, общение).

Поддерживалась способность больных к учебной и другим видам деятельности, поведенческие методы развивали психологические новообразования данного возраста.

4. Этап невротической адаптации; длится до года. Кризисные ситуации в социуме вызывают у пациентов характерологические и невротические реакции. Применялись
поведенческие и трансактные методы – тренинг асертивности, терапия кризисных ситуаций (А.Л. Нелидов, 1999), клиент-центрированная терапия, арттерапия и
т.п.

5. Этап реабилитационного саморазвития личности; с конца второго года ремиссии. Социальные кризисы развивалась без невротических реакций, трезвость
становилась ведущим мотивом личности, а обеспечивающие ее деятельности – смыслообразующими.

Эффективность указанной программы составила более 65% от числа прошедших ее.

В 2000-х годах с внедрением систем профилактики в образовательной среде (Т.Н. Дудко с соавт., 2000; Н.А. Сирота с соавт., 2001; Е.Л. Родионова, А.Л.
Нелидов, 2004; Е.В. Алексеева с соавт., 2008) профилактические контингенты существенно изменились.

Повысилась интенсивность работы с потребителями алкоголя: в 2005 г. их было взято под наблюдение 736, а в 2010 г. в 2 раза больше – 1369; состояло под
наблюдением в 2005 г. – 1925, а в 2010 г. – 3142. Улучшилось выявление потребителей наркотиков: взято под наблюдение в 2005 г. – 18, в 2010 г. – 41;
состояло под наблюдением в 2005 г. – 70, в 2010 г. – 86. Число выявляемых потребителей токсических веществ уменьшилось (взято под наблюдение в 2005 г. –
103, в 2010 г. – 85); однако в связи с их более ранним возрастом требовалась длительная психокоррекция, и общее число состоящих под наблюдением возросло:
состояло под наблюдением в 2005 г. – 393, в 2010 г. – 554. Стали преобладать самостоятельные обращения и выявление в образовательное среде – 70%, а в 90-х
годах более 60% из них выявлялись через УВД и комиссии по делам несовершеннолетних.

Обращения приходились на основные возрастные кризисы развития: школьной адаптации в 3-4-м классах, кризис 5-7-го класса, кризис социализации 9-10-го
классов.

Сразу после прекращения потребления детьми ПАВ у них обнаруживались дизонтогенетические расстройства личности, требовавшие уже не наркологической, а
психотерапии и психокоррекции. В подростковой наркологической службе Н.Новгорода разработаны и внедрены программы помощи при основных типах дизонтогенеза:
СДВГ, невротические и характерологические расстройства, различные виды расстройства поведения (F91.0-F91.3), неразвитость сферы деятельности и неготовность
к школе, разные формы девиантного поведения (А.Л. Нелидов, Т.Т. Щелина, 2002); внедрены программы помощи разным типам дисфункциональных семей (неполные,
семьи с отцом-алкоголиком, семьи в предразводном периоде, с аномальным воспитанием и др.).

Эффективность помощи профилактическим контингентам в зависимости от типа, длительности и тяжести дизонтогенеза личности ребенка колеблется от 70% до 85%.

Можно видеть, что совокупность применяемых подростковым психиатром-наркологом методов работы с наркологическими больными и потребителями ПАВ, требует
уточнения его функционала; в его подготовку следует включить ряд психологических и медико-психологических дисциплин – возрастную психологию и психологию
развития, психодиагностику, общую и семейную психотерапию, психокоррекцию.

Скачать статью

Системная профилактика девиантного поведения и употребления психоактивных веществ в общеобразовательной школе

by

(Вниманию читателей:

Материал приводится без редакционной правки издателя — Нижегородского гуманитарного центра;

в тексте возможны незначительные опечатки, исправленные издателем при публикации)

Е.Л. Родионова

Заместитель министра образования и науки Нижегородской области;

А.Л. Нелидов


Главный специалист психолого-педагогического отдела областного ЦДЮТЭ Министерства образования и науки, заведующий подростковым диспансерным отделением
№ 2 наркологической больницы г. Н.Новгорода, кандидат медицинских наук, доцент кафедры социальной педагогики и психологии АГПИ и кафедры общественного
здоровья и здравоохранения НГМА.


(опубликовано: Психолого-педагогические и социальные модели профилактики асоциального поведения несовершеннолетних /Министерство образования и науки
Нижегородской области. – Н.Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 2004. – С. 5-86)

Понятия современной системной профилактики.

Разрабатываемые в настоящее время модели профилактики в системе образования можно условно разделить на несколько групп; кратко охарактеризуем каждую из
них.

Социальная модель
. Идеология данного подхода: гражданское общество за счет инициатив граждан и общественных организаций само формирует у населения, в том числе и молодежи,
гуманистические нравственные просоциальные ценности и установки, установки на здоровый, в том числе и трезвый (без употребления психоактивных веществ)
образ жизни. Соответственно, образовательные учреждения должны заниматься преимущественно пропагандой и стимулировать работу молодежных и родительских
общественных организаций во всех возрастных группах детей, берущих на себя социальную ответственность в профилактике.

Социально-педагогическая модель профилактики
. Идеология данного подхода: профилактическое воздействие оказывает основная учебная и воспитательная деятельность учреждения. Соответственно, необходимо
организовать образовательные учреждения разных типов с нарастанием коррекционного воздействия на детей так, чтобы дети могли перемещаться из одного в
другое, и при этом каждое следующее учреждение как своеобразный «фильтр» брало на себя социально все более тяжелые типы детей «группы риска». Полный ряд
этих учреждений может быть, по опыту западноевропейских стран, представлен следующими типами (приведены в порядке утяжеления девиантного поведения
пребывающих в них детей): общеобразовательная школа с профилактической службой (отделом психолого-педагогической поддержки) – открытая коррекционная школа
– открытая коррекционная школа интернатного типа – закрытая коррекционная школа интернатного типа. В тех случаях, когда ребенок с социально девиантным
поведением не удерживается в одной из них, он переводится в следующую; если антисоциальное поведение по мере прохождения ребенком всей цепочки данных
учреждений все равно продолжается, он по суду может быть направлен в воспитательную колонию.

Психолого-педагогическая модель.
Идеология данного подхода: образовательное учреждение должно организовать основную образовательную и воспитательную деятельность таким образом, чтобы
максимально эффективно обеспечить ребенку достижение задач возрастного психологического развития на каждом этапе онтогенеза личности, самореализации
личности, ее социальной компетентности и социальной адаптации. Фактически образовательное учреждение признается основным в профилактической работе с
несовершеннолетними. Применяются дифференцированные образовательные программы, вплоть до индивидуального обучения; внедряются т.н. здоровье сберегающие
педагогические технологии, совершенствуются педагогические стили преподавателей. Воспитательная работа в работе учреждения признается равно значимой с
образовательной деятельностью; она, в основном в групповых формах и в виде внеклассной и внешкольной деятельности детей и их родителей, организуется с
первого до последнего класса. Подобная модель предполагает непрерывное отслеживание развития личности детей, их родительских семей, индивидуальное,
семейное и групповое консультирование и психокоррекцию детей из «группы риска» (с удержанием их в учреждении), а также психологическую помощь
педагогическому составу. Когда задачи нормативного возрастного развития не могут быть достигнуты из-за нарушений здоровья, в данную модель на как можно
более раннем этапе включается медицинская помощь (обычно – психотерапевтическая, наркологическая, психиатрическая, неврологическая).

Медико-психологическая модель
. Идеология данного подхода заключается в признании высокого удельного веса нарушений здоровья детей (в первую очередь – психического) и нарушений
функционирования родительских семей (начиная еще с дошкольного развития детей) в происхождении раннего девиантного поведения и употребления
несовершеннолетними психоактивных веществ. Данная модель обосновывается тем, что около 50% школьников имеют функциональные нарушения психического здоровья
и нарушения семейного функционирования, служащие механизмами школьной дезадаптации (Е.Е. Чепурных, 2001). Соответственно этому на административной
территории необходима организация медицинских служб для несовершеннолетних и семей, имеющих несовершеннолетних детей (психотерапевтических и
наркологических, психиатрических, неврологических), а также включение этих служб в работу образовательных учреждений на плановой основе с первого по
последний класс.

Сравнительный анализ представленных моделей профилактики показывает их недостатки и достоинства. Первая социальная модель наиболее «дешевая» с точки зрения
затрат государства, но она слабо реализуема в настоящее время в связи с неразвитостью гражданского общества. Вторая модель требует больших затрат; в
настоящее время она реализуется в России и Нижегородской области лишь частично. Таким образом, наиболее перспективным для использования в настоящее время
является комбинация психолого-педагогической и медико-психологической моделей профилактики. Подобная комбинация требует разработки технологий совместной
профилактической работы разных специалистов, повышения их квалификации и организации взаимодействия; именно она лежит в основе разработанной Министерством
образования и науки РФ «Концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде» (2000).

Данное методическое сообщение построено на описании психолого-педагогической и медико-психологической модели профилактики в их возрастном аспекте и
преимущественно – вторичной профилактики, то есть технологий работы с детьми различных «групп риска».

С точки зрения объектов воздействия выделают три уровня профилактики.

Первичная профилактика
. Охватывает всех учащихся детей и их родительские семьи, но в первую очередь – здоровых, нормативно развивающихся и не имеющих выраженных факторов риска.
Ее цель – обеспечить нормативное развитие личности детей, формировать просоциальные нравственные установки, а в их рамках – установки на здоровый образ
жизни. Используются методы социальной и психолого-педагогической моделей профилактики. Дополнительным эффектом первичной профилактики является создание
необходимой среды поддержки психокоррекционной работы с детьми «группы риска».

Вторичная профилактика
. Представляет собой систему работы с детьми «группы риска». К детям «группы риска» относят тех, которые имеют индивидуальные биологические (медицинские) и
психологические, семейные и микросоциальные групповые факторы повышенного риска возникновения школьной и социальной дезадаптации и раннего (еще в
несовершеннолетнем возрасте) девиантного поведения и употребления психоактивных веществ. Основными механизмами возникновения факторов риска являются разные
нарушения развития личности детей в дисфункциональных семьях, в школьной и внешкольной среде. В результате у этих детей на определенном этапе онтогенеза не
решаются задачи возрастного развития личности, а, следовательно, аномально протекают кризисы возрастного развития, особенно – переходы от одного этапа
онтогенеза на другой.

Вторичная профилактика включает следующие направления деятельности, которые должны планироваться каждым образовательным учреждением. Определение типов
детей «группы риска», особенно актуальных для данного образовательного учреждения, работающего в конкретной культурной среде. Внедрение в учреждении
системы раннего выявления каждого типа детей «группы риска». Первичное обследование детей и их родительских семей специалистами школы (классным
руководителем, психологом, социальным педагогом). Обследование их специалистами здравоохранения. Составление и проведение программы психокоррекции и (при
необходимости) лечения детей и их родительских семей. Непрерывная оценка эффективности проводимой программы психокоррекции.

Типология детей «группы риска» в настоящее время только ещё разрабатывается, в связи с этим целесообразно применить такую, которая выделяет их на основании
одного их главных признаков – преобладания у них разных по происхождению возрастных кризисов развития (проявляющихся на социальном, педагогическом,
семейном, психологическом и медико-психологическом (медицинском) уровне); ниже представлена именно такая типология.

Третичная профилактика
включает психокоррекционную и реабилитационную работу с детьми, уже имеющими социально девиантное поведение и развивающуюся зависимость от психоактивных
веществ (алкоголя, наркотиков, одурманивающих, курения). Применяются технологии медико-психологического и психолого-педагогического подходов профилактики.

Ниже изложим основные кризисы развития личности школьника в начальной и средней школе – для определения задач первичной профилактики (нормативного развития
личности) и вторичной профилактики в отношении детей «группы риска».

1.
Начальная школа.

Основными задачами развития личности в 1-2-м классах начальной школы является успешное преодоление кризиса 7-летнего возраста: реализация ребенком (и его
родительской семьей) готовности к обучению в школе, возникающей (в норме) в дошкольном возрасте, и достижение личностной (эмоциональной и поведенческой)
школьной адаптации. Во 2-м классе — освоение учебной деятельность как самостоятельной, установление отношений детской дружбы в классе и первоначальное
освоение социальных ролей в классе как социальной группе. В 3(4)-м классах – формирование готовности ребенка (и родительской семьи) к переходу на
многопредметное обучение.

Ключевым фактором, определяющим способность ребенка к обучению, является развитие у него в течение третьего (по Э. Эриксону, 1996) этапа онтогенеза
личности (5-7 лет) всего необходимого набора деятельностей предшественников учебной (Л.Ф.Обухова,1995; А.А. Реан, 2001 и др.) с новым в каждой из них
качеством – автономностью (самостоятельностью) и инициативой.

В начале каждого класса по программе первичной профилактики следует проводить групповые игровые занятия на общение и сплочение класса, на позитивное
отношение детей друг к другу (принятие), организовывать развитие класса как группы педагогическими технологиями (кратко приведены ниже), проводить
непрерывную психолого-педагогическую диагностику достижения детьми задач возрастного развития и возникновения или проявления у детей факторов риска
школьной дезадаптации.

Одним из главных факторов риска ранней школьной дезадаптации является неготовность ребенка к началу учебной деятельности в школе. Она
является одним из основных механизмов, нарушающих социализацию, и создаёт исключительно высокий риск раннего девиантного поведения – обнаруживается более
чем у 80% детей с ранней детской лживостью, ранним детским воровством, уходами из дома.

Отметим специфику психокоррекционного подхода (подхода вторичной профилактики) к проблеме готовности ребенка к школе: он строится не на усиленном
формировании самой уже начавшейся учебной деятельности, а на ускоренном развитии у ребенка всех деятельностей предшественников учебной в течение 1-2-го
класса, пусть даже с опозданием на 2-3 года в сравнении с нормативным онтогенезом личности. Эти виды деятельности должны развиваться школой по программе
вторичной профилактики: родителями ребенка (прошедшими тренинг родительской компетентности), педагогом-психологом, социальным педагогом, самим
преподавателем начальных классов (факультативом). В связи с высоким значением готовности ребенка к началу учебной деятельности в школе кратко приведем ее
характеристику в сфере деятельности.

У ребенка в предшествующие школе два-три года развивается потребность все время быть предприимчивым (инициативным в условиях автономии) в поисках и
освоении нового и получать от этого какой-то результат; инициатива становится самостоятельным мотивом и ценностью. Ребенок на данном этапе должен быть
защищен родителями и другими окружающими от переживаний чувства вины, стыда и страха за свою инициативу, свои решения, деятельность и ее результат.

Ребенок способен видеть и предвидеть цель своих желаний и деятельности, сформулировать задачу (подчас даже — вербально). Он планирует деятельность на
основании именно своих потребностей, мотивов и интересов; видит пути поэтапного приближения к цели, видит промежуточные результаты деятельности, способен
выжидать; возникает способность к поэтапной и дисциплинированной реализации деятельности, к ее отставлению (опосредованию) деятельности, сопоставлению
различных видов и направлений деятельности и установлению их иерархии, что свидетельствует о возникновении и иерархии мотивов.

На основании оценки и переживания результатов деятельности у ребенка возникают новые мотивы; он их переживает как новые чувства, новые идеи, влекущие его к
продолжению деятельности и, таким образом, к концу этапа деятельность (игра, хобби) становится саморазвивающейся. Много лет спустя в психотерапии и
подростки и взрослые легко вспоминают и актуализируют свои «ресурсные» состояния именно этого возраста.

В сфере общения (социализации) ребенок вступает в сложные и взаимосогласованные с другими (взрослыми, сверстниками) формы деятельности: способен войти в
коллектив, понять цели коллектива и поддержать их, включиться в дифференцированные ролевые отношения и отношения власти (и переживать их), способен эту
власть завоевывать (по крайней мере — стремиться к ней), соперничать и командовать; он может не понимать, но чувствует и переживает такое сложное явление,
как социальный престиж. В семье ребенок занимает свое определенное ролевое и статусное место, чувствует и отстаивает его, препятствует любым попыткам
снизить его статус и значимость.

Игра становится сюжетно-ролевой и выполняет двоякую функцию: функцию ориентации в смыслах деятельности и отношений и функцию переходного («тренировочного»)
этапа к социализации. Обеим функциям служит структура игры: роль ребенка в ней (мы бы включили сюда и разыгрываемую ситуацию), осуществление игровых
действий, перенос значений с одного предмета или ситуации на другие (мы бы включили сюда наделение игрушки и ситуации и игрового действия еще и
метафорическими, переносными, символическими значениями), наличие партнеров (товарищей) по игре, правила игры (структуры «Супер-Эго»).

Игра осуществляется все время в «зоне ближайшего развития» ребенка, совершенствуя сразу многие функциональные системы его личности. Она дает ребенку
ориентацию во внешнем мире, позволяет ему моделировать множество социальных ситуаций (в которых ему затем предстоит реально жить), выделять в предметах,
явлениях и в отношениях людей их самые существенные стороны (которые и могут становиться их смыслами). Ребенок начинает хорошо понимать иносказательный,
символический и метафорический смысл игрушек, социальных ситуаций и самих игр.

Игра непрерывно изменяет (моделирует) социальные ситуации и в своей динамике объективно создает многоуровневые конфликты (между ребенком и предметом, между
предметами, между детьми, между ними всеми и самой игровой ситуацией, между ролями, между игрой и ее результатом, между результатом и прежним опытом, между
предварительным внутренним планом действия и результатом и др.), преодоление которых и порождает смыслы. Конфликты в игре — модели будущих конфликтов
реальной деятельности; поэтому формирование смыслов в игре происходит как бы в психологически «щадящем режиме».

Формируются другие типы деятельности, отсутствовавшие на предыдущем этапе.

Восприятие сказки. Во всех культурах имеются сказки и они направлены примерно на один и тот же возраст детей — возраст активизации игровой деятельности.
Потребность ребенка в сказах — объективна; даже если представить, что в семье ребенку сказки не читают, то само общение взрослых с ребенком 4-7-ми лет
строится по типу сказок. Функции сказок многомерны. Укажем основные, участвующие в развитии психологических новообразований данного возраста. Представить
ребенку различные социальные и психологические типы, типичные социальные и семейные конфликты (социодрамы) в их «чистом» (упрощенном) виде, доступном
пониманию ребенка. Предоставить ребенку возможность при восприятии сказки как бы участвовать в действии, сопереживать, встать на позицию каждого из
действующих лиц, сделать свой нравственный выбор, а значит — сформировать смысл; тем самым, сказки интроецируют в сознание ребенка исторический этнический
опыт культуры, в первую очередь — нравственности, причем — в неназидательной и доступной форме. Развить воображение, фантазию (поскольку сказки
предполагают бесконечное вариирование сюжета, характеристик героев), пробудить любознательность, структурировать самосознание и способность к
самоосознаванию (через идентификацию себя с героями, через вербализацию чувств и др.). Социализация ребенка: формирование установки на будущую учебную и
трудовую деятельность, на создание своей семьи, на социальный оптимизм (за счет благополучного конца). Оказание ребенку психотерапевтической помощи —

участием в самом развитии его личности, через отреагирование психотравмирующих ситуаций, через идентификацию себя с героями, преодолевающими трудности и
др.

Системы психолого-педагогической поддержки выпускников общеобразовательных школ в период их подготовки к ЕГЭ

by

А.Л. Нелидов

Кандидат медицинских наук, доцент кафедры психологии развития

ГОУВПО «Арзамасский государственный педагогический институт

им. А.П. Гайдара»,

заведующий подростковым диспансерным отделением №2

ГУЗНО «Наркологическая больница»


Опубликовано: Информационное пространство ЕГЭ: опыт, проблемы, перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 16-17 сентября 2009
г. — Арзамас: АГПИ, 2009. — С. 20-50

Переход государства на новую систему оценки учебной деятельности и зачисления в учреждения среднего и высшего профессионального образования требует ее изучения в различных педагогических и психологических аспектах. Одним из важнейших и принципиально новых аспектов становится система психолого-педагогической поддержки старшеклассников в период их подготовки к ЕГЭ.

В современной литературе о построении психологической помощи в общеобразовательных школах (И.В. Дубровина, А.Д. Андреева, Н.И. Гуткина и др., 2009; Р.С. Немов, 1995; Р.В. Овчарова, 2001) подготовка к экзаменам (профилактика экзаменационного стресса) редко рассматривается в качестве самостоятельной проблемы, требующей от школы специальных технологий психолого-педагогической помощи учащимся (В.А. Доскин, 1988; А.К. Колеченко, 2005).

Настоящее исследование проведено как предварительное (пилотное) – по заказу ГУЗВПО «Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара».

Материалом исследования послужили результаты психолого-педагогической и медико-психологической (психотерапевтической) помощи 73-м подросткам 16-17 лет и их семьям (родителям).

Основную группу в исследовании составила сплошная выборка из 47 семей г. Нижнего Новгорода, обратившихся в подростковое диспансерное отделение №2 ГУЗНО «Наркологическая больница» в 2008-2009 учебном году с мотивацией оказать им поддержку в период подготовки их детей к ЕГЭ. Средняя продолжительность помощи – 4,5 месяца: в половине случаев она длилась до периода сдачи ЕГЭ.

Дополнительной контрольной группой в исследовании послужили 26 подростков 10-11 классов, обратившихся с другими (невротическими, характерологическими) проблемами без задачи оказания им поддержки именно в связи с экзаменами.

В нашем исследовании жизненная ситуация учащихся понималась как хроническая кризисная стрессовая ситуация. Такое понимание ситуации связано с тем, что в современной психологии и психоконсультировании психология стресса, личностных защит и совладающего со стрессом копинг-поведения признается универсальной основой для построения любых вмешательств в условиях стресса и посттравматических стрессовых расстройств (М. Перре, У. Бауманн, 2002). При этом применительно к подростковому возрасту предпочтение отдается технологиям поведенческого консультирования (Ф. Кендалл, 2002), особенно с учетом их связи с психологией развития (У. Мюллер, К. Квашнер, 2000), их групповым краткосрочным вариантам (А.Л. Нелидов, 2008; А.Л. Нелидов, Л.В. Леднева, 2004) и позитивным подходам – с мобилизацией ресурсов (способностей) развития личности (В.А. Ананьев, 2006; Н. Пезешкиан, 1995), системы «терапии кризисных ситуаций» (М. Будлонг, М. Холден, А. Муни, 1999).

Индивидуальное и семейное консультирование в нашем исследовании сочеталось с педагогическими технологиями, проводившимися педагогами учебных классов и репетиторами (по рекомендациям, сформулированным по результатам консультирования).

Для разработки рекомендаций исследование было проведено в два этапа.

1-й этап: выявление наиболее оптимального сочетания технологий поддержки в основной группе клиентов, мотивированных на получение высокого результата на ЕГЭ.

Среди 47-ми подростков основной группы были выделены те, у кого проведенная им система поддержки была оценена как эффективная – по следующим критериям: а) сохранение подростками в ЕГЭ прежнего уровня экзаменационных оценок – не уступающего уровню оценок на экзаменах по прежней технологии (21 человек); б) повышение результатов в ЕГЭ в сравнении с прежними экзаменами (16 человек).

Общая эффективность примененной системы поддержки подростков в основной группе составила 79% (37 случаев из 47-ми).

У подростков данной группы были выделены алгоритмы и сочетания технологий поддержки, оказавшиеся общими для них всех; именно они были признаны в исследовании наиболее оптимальными для данной группы.

2-й этап: уточнение системы поддержки при подготовки к экзаменам на материале контрольной группы подростков, получавших общую психотерапевтическую помощь без мотивации получения поддержки в подготовке к ЕГЭ. Среди них 14 подростков впоследствии оказались успешными на ЕГЭ: их результаты были на уровне прежних экзаменов, или даже выше них; так что эффективность общей психотерапевтической помощи в период подготовки подростков к ЕГЭ составила 54%.