phoneТелефон доверия: (831) 241-08-33. Время работы: пн-пт 09:00 — 19:00

Особенности развития личности детей-сирот в учреждениях интернатного типа

by

Автор: Нелидов А.Л.

Опубликовано:

Щелина Т.Т., Нелидов А.Л., Беганцова И.С. [и др.] Психологическое обеспечение развития личности детей-сирот в учреждениях интернатного типа. По материалам реализации проекта
«Детский дом – добрый дом» программы «Партнёр» (IREX);
Монография. – Арзамас: АГПИ, 2003. – 303 с.

Дети-сироты в любом возрастном периоде значительно отличаются от своих сверстников, воспитывающихся в полных семьях. Нарушения развития их личности связано с взаимодействием ряда психобиологических и психологических процессов, отмечаемых во всех исследованиях на данную тему (М.И. Лисина с соавт., 1990; В.В. Зарецкий с соавт., 2003). К ним относят ранний отрыв от биологической матери и лишение ребенка возможности во взаимодействии с ней развивать эмоциональную сферу. Непостоянство среды воспитания. Отсутствие стимуляции активности и развития деятельности ребенка со стороны взрослых. Отсутствие объектов для подражания, идентификации, совместной деятельности. Жизнь в условиях хронического стресса в семье родителей, где до их развода или лишения родительских прав не исполнялась ни одна из базовых функций семьи, а преобладали психогении от конфликтов.

Фактически с момента рождения и до помещения в детский дом на каждом из этапов онтогенеза личности детей не решались основные задачи их возрастного развития.

Для изучения особенностей личности детей-сирот используются различные дополняющие друг друга методы; представим те, что использовались в нашей работе.

Наблюдение за поведением детей – в динамике групповых занятий и в условиях свободного общения между собой. Этим методом определялась сама способность детей-сирот к общению, его мотивация и основные стратегии, оценивались отношения дружбы. Применяя контент-анализ (определение и сравнение частоты различного типа высказываний среди всех высказываний человека на занятии или в беседе), можно определить, какие аспекты жизни больше интересуют человека или меньше.

Психодиагностика личности проводилась в отношении тех её свойств, которые непосредственно влияют на процессы социализации.

Тест «Руки» («Hand-Test»: стандартный набор из 10 карточек; на 9-ти из них изображена рука в различных положениях, а 10-я — пустая) позволял определять, с одной стороны, агрессивность и директивность в общении, а, с другой, — их компенсаторные механизмы – склонность к установлению дружеских контактов и проявлению эмоциональности в общении; кроме того, данный тест позволял установить наличие негативных эмоций в сфере общения – напряжения и страха.

Мотивы поведения и система отношений исследовалась тестом незаконченных предложений. В нём одна группа предложений исследовала страхи и опасения, другая — чувство собственной вины, третья – отношение детей к прошлому и будущему, четвёртая – взаимоотношения с окружающими.

Самооценка детей-сирот диагностировалась модификацией теста самооценки Дембо-Рубинштейн, позволявшей его количественное измерение. Выявляемая с его помощью самооценка (завышенная, заниженная, адекватная) рассматривалась как один их показателей зрелости их личности. Детям предлагалось оценить себя по следующим полярным параметрам, максимальное «расстояние» между которыми – 10 баллов:

Аналитическая записка: модели (центры) реабилитации больных наркоманиями и другими наркологическими заболеваниями

by

Создание реабилитационных центров для социальной реабилитации наркоманов и больных другими наркологическими заболеваниями регламентируется действующим законодательством РФ в данной сфере.
В системе здравоохранения органы здравоохранения в составе лечебно-профилактических учреждений могут создавать амбулаторные и стационарные отделения (центры) социально-медицинской реабилитации.
Негосударственные и частные организации могут заниматься реабилитацией наркологических больных (данная деятельность не требует лицензирования), но не имеют права их лечения.
Ниже представлен краткий обзор деятельности российских и зарубежных государственных и негосударственных учреждений и структур по реабилитации наркоманов.

РОССИЯ
Государственные центры реабилитации

Модель медико-социальной амбулаторной реабилитации.
Амбулаторное реабилитационное отделение в составе лечебного (наркологического) учреждения (г. Москва).

Юридически правовая форма. Работает как подразделение научно-исследовательского института – Федерального Государственного Учреждения «Национальный научный центр наркологии».
Место расположения и база: отдельное здание по адресу Малый Могильцевский переулок – 6 (Старый Арбат); площади – около 120 кв. м.
Финансирование: Минздравсоцразвития.
Штаты соответствуют Приказу Минздравсоцразвития № 45: 2 врача-психиатра-нарколога; 4 психолога; 2 процедурные медсестры; младший медперсонал.
Кроме этого, на базе отделения, как на экспериментальной площадке ФГУ «Национальный центр наркологии», работают научные сотрудники центра – до 3-4 человек.
Мощность отделения: амбулаторный прием 15-20 пациентов (семей) в день; 8 мест в дневном стационаре (одна психотерапевтическая группа). За 2005 и 2006 гг. охвачено помощью по 120 больных. Средняя продолжительность реабилитации – 3-6 месяцев. Помощь оказывается бесплатно для больных; спонсорской и иной негосударственной помощи нет.
Основные технологии работы амбулаторного реабилитационного отделения:
— длительная дифференцированная фармакотерапия, в том числе и апробация новых лекарственных средств;
— групповые психологические занятия (тренинги), развивающие личность;
— групповые занятия психологической взаимопомощи;
— занятия семейной психотерапией.
Режим и особенности работы – по 6-дневке.
Реабилитация – полностью добровольная; нарушители режима или больные с рецидивами наркомании переводятся из реабилитационного отделения на стационарное лечение до достижения ими готовности продолжить амбулаторную реабилитацию.
Пребывание в отделении – анонимное; если больные ранее не состояли на наркологическом учебе в наркологической службе, то сведения о них в наркологическую службу не передаются.
Контингенты. Все больные – совершеннолетние, социально относительно сохранные с непродолжительными периодами наркотизации.
Большинство больных живут в семьях и работают; реабилитационное отделение посещают во внерабочее время во второй половине будних дней и по субботам.
Зачисление в отделение – в основном с территории г. Москвы, в том числе и по направлениям амбулаторных наркологических служб.
Эффективность работы амбулаторного реабилитационного отделения оценить сложно, так как утвержденной госстатистики (уч. формы №№ 37, 12) отделение не ведет, являясь подразделением НИИ.
По данным анализа деятельности отделения, проводимого самими сотрудниками, около 60% реабилитируемых воздерживаются от употребления наркотиков в течение программы.
Небольшая часть реабилитированных продолжает поддерживать связь с отделением, участвуя в группах встреч.
Выводы.
Данная модель реабилитации охватывает наиболее легкий контингент наркоманов.
Обеспечивают этап медико-социальной реабилитации – вслед за амбулаторным или стационарным лечением.
Подобное отделение действует в составе ГУЗНО Наркологический диспансер.

Подобные амбулаторные реабилитационные отделения для своей организации требует наименьшего финансирования со стороны государства. При объективной необходимости они могут быть и быстро организованы на базах существующих наркологических учреждений, в частности — на базах трех действующих подростковых диспансерных отделений ГУЗНО Наркологическая больница и подросткового диспансерного отделения ГУЗНО Наркологический диспансер.
Отделения амбулаторной медико-социальной реабилитации удобны для взаимодействия наркологической службы с другими ведомствами (учреждениями), занимающимися детьми «группы риска»:
— на базе центров образования, типа центров в Автозаводском, Канавинском, Московском районах; в каждом из них проходят обучение от 150 до 170 девиантных подростков, из них почти все – употребляющие психоактивные вещества. По инициативе самих же этих центров в их штатах имеется по ставке психиатра-нарколога, занимаемого по совместительству специалистами подростковой наркологической службы;
— на базе центров социальной реабилитации несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации, где содержится в среднем около 30 человек, часть которых (из числа педагогически запущенных) также являются потребителями психоактивных веществ.
Подобная интеграция системы образования, соцзащиты и здравоохранения является перспективной и могла бы послужить вкладом Нижегородской области в профилактические программы Приволжского ФО.

Модель медико-социальной стационарной реабилитации.
Отделение (центр) стационарной реабилитации наркологических больных в составе лечебного учреждения (г. Орехово-Зуево Московской области).
Юридически правовая форма.
Подразделение научно-исследовательского института – Федерального Государственного Учреждения «Национальный научный центр наркологии» (ФГУ НЦ наркологии).
Юридический статус реабилитируемого – больной реабилитационного отделения.
Место расположения и база: г. Орехово-Зуево Московской области; одноэтажное здание за пределами основной территории областной психиатрической больницы № 8. Здание арендуется ФГУ НЦ наркологии по договору с больницей. Питание организовано также на базе психиатрической больницы.
Финансирование: по бюджету ФГУ НЦ наркологии, Минздравсоцразвитие. Никакой дополнительной финансовой помощи стационару нет. Дорогостоящие препараты приобретаются за счет больных. Питание трехразовое по бюджету и еще один раз – за счет продуктов, приобретаемых больными за собственные средства.
Штаты в целом соответствуют Приказу Минздравсоцразвития № 45: 2 врача-психиатра-нарколога, 2 психолога, 1 социальный работник, 1 инструктор лечебной физкультуры, 1 медсестры; младший медперсонал. Кроме заведующей, остальные работники – совместители с основной работой в психиатрической больнице № 8.
Мощность отделения: 25 коек. В 2005 г. прошли программу реабилитации 68 человек, в 2006 г. – 67.
Средние сроки пребывания в отделении – 6-7 месяцев. По положению об отделении стационарной реабилитации – до года.
Основные технологии работы
— длительная дифференцированная фармакотерапия, в том числе и апробация новых лекарственных средств;
— групповые психологические занятия (тренинги), развивающие личность;
— групповые занятия психологической взаимопомощи и с местными волонтерами;
— занятия семейной психотерапией;
— спортивные занятия в тренажерном зале и на спортплощадке;
— трудотерапия по отделению, в мебельной и швейной мастерских психиатрической больницы (2-4 человека в день из состава реабилитируемых), самообслуживание и хозяйственные работы, мелкий ремонт.
— культурная программа: экскурсии; для верующих – общение с религиозными деятелями, ремонт местного храма.
Режим и особенности работы: круглосуточно по 7-дневке.
Зачисление на реабилитацию строго добровольное сразу после лечения в наркологических стационарах, реже – в амбулаторных условиях. В случае рецидивов наркомании больные тотчас переводятся в наркологическое отделение психиатрической больницы № 8 до преодоления рецидива, большинство после рецидивов возвращаются в реабилитационное отделение.
Листок нетрудоспособности, в соответствии со статусом стационара, не выдается.
Контингенты. Все больные – от 18 до 60 лет, в основном – молодежь до 35 лет. Территория, с которой происходит госпитализация, — это г. Москва и Московская область. Больные отличаются выраженным социальным снижением (деградацией личности), вплоть до утраты работы и семьи.
Зачисление в отделение: добровольное и по направлению наркологической службы. Преобладают больные, состоящие на учете в наркологической службе. Прекращение реабилитации производится для неоднократно рецидивирующих.
Эффективность работы около 60-70%% от числа поступающих после начального этапа адаптации остаются на следующие этапы программы реабилитации (в результате из 25 плановых пациентов фактически постоянно в отделении пребывают 15-20 человек). Из этих 60-70% оставшихся на следующие этапы реабилитации, в свою очередь, около 50-60% удерживаются от употребления наркотиков в течение программы.
В результате, конечная эффективность по критерию ремиссии в течение программы составляет около 40% от приступивших к программе.
Систематических и достоверных данных о последующей эффективности стационарной реабилитации после выписки из центра сам центр не располагает.
Выводы.
Данная модель реабилитации охватывает средний по тяжести и тяжелый контингент наркоманов, которые из-за периодических рецидивов нуждаются во временном возвращении на этап медицинской реабилитации (лечения).
По финансированию центр стационарной реабилитации обходится несколько дешевле, чем наркологический стационар той же мощности за счет меньших затрат на диагностику, медикаменты и персонал.
Модель обеспечивает этап медико-психологической и социально-медицинской реабилитации, а также элементы этапа социальной реабилитации, следующие за амбулаторным или стационарным лечением.
Вместе с тем, данная модель не может быть использована для организации труда больных на производстве (в соответствии с трудовым законодательством) на протяжении всего периода реабилитации.
В данной модели возможна лишь посильная трудотерапия. Способность же больного вернуться к полноценному труду означает завершение реабилитации и выписку из центра.
Модель стационарной реабилитации в рамках лечебного учреждения создает предпосылки для многократных повторных реабилитаций одних и тех же больных с фактическим их переходом на постоянное проживание в подобном отделении – если в отделении не будет установлен строгий режим пребывания с немедленным переводом больных с рецидивами на лечение в наркологические стационары.

Отделение стационарной медико-социальной реабилитации уже работает в составе ГУЗНО Наркологический диспансер (Н. Новгород, пер. Союзный – 47).
При возникновении объективной необходимости, такие отделения могут быть еще дополнительно организованы на базе существующих наркологических учреждений на территории г. Нижнего Новгорода.
Их организация в структуре других наркологических учреждений в районах области пока нецелесообразно, так как не будет обеспечена их стабильная наполняемость.

Ярославский областной государственный реабилитационный центр для наркоманов и патологических игроков.
Открыт в 2006 году.
Финансируется здравоохранением и имеет статус лечебного учреждения.
База: двухэтажное здание, капитальный ремонт и реконструкция.
Программа включает все этапы реабилитации от лечения острых состояний (дезинтоксикация и другая экстренная помощь) до этапов социальной реабилитации.
Мощность центра: 30 коек.
Центр на стадии развития; готовятся спортзал и другие подразделения для культурной работы, кабинеты релаксации со специальным оборудованием и др.
Данных о конкретных показателях работы данного центра в открытых и доступных источниках нет.

Модель: социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних.
Государственное учреждение Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Возрождение» (г. Москва).
Юридически-правовая форма.
Самостоятельное учреждение. Учредитель – департамент социальной защиты населения г. Москвы.
Приказом управления социально защиты населения Северо-восточного административного округа г. Москвы утверждено Положение о данном центре, в котором установлены контингенты, подлежащие реабилитации в данном центре (пункт 2.2.4.): «Оказание социальной, психологической и иной помощи несовершеннолетним, ведущим асоциальный образ жизни или попавшим в зависимость от психоактивных веществ, а также их родителям (законным представителям) в ликвидации трудной жизненной ситуации».
Юридический статус ребенка в центре – воспитанник.
Место расположения и база: г. Москва, Северо-восточный административный округ, ул. Проходчиков – 6, строение 1.
База – 2-х этажное здание бывшего малоформатного детского сада; площади около 600 кв.м. с небольшой прилегающей территорией.
Центр существует 1 год.
Финансирование: Департамент социальной защиты правительства г. Москвы.
Штаты соответствуют Примерному положению о центрах данного типа, утвержденному Правительством РФ. В настоящий момент после сокращения штатов, проведенного в течение 2006 года, в штате учреждения 93 сотрудника, в том числе воспитатели, психологи, социальные педагоги.
Эти основные ставки образуют:
— управление центром;
— Амбулаторию центра: отдел социальной диагностики и отдел социально-правовой помощи; готовится к открытию (на другой базе) отдел дневного пребывания (типа дневного стационара в здравоохранении);
— Стационар центра: приемное отделение, отдел социальной реабилитации.
Кроме психолого-педагогического персонала, в штате центра есть группа медицинских работников: психиатр, нарколог, педиатр, психотерапевт, невропатолог, медсестры.
Эти ставки в центре обозначены как медицинские; однако, центр не является лечебным учреждением, в результате чего указанным медработникам не идет медицинский стаж. Фактически на эти ставки зачислены совместителями соответствующие медработники из ближайших лечебных учреждений.
Мощность отделения: Центр рассчитан на одновременное пребывание в его стационаре максимум 34 несовершеннолетних. Число работников около 3-х на одного воспитанника соответствует рекомендуемым европейским нормативам для реабилитационных учреждений данного типа для несовершеннолетних.
На момент посещения нами данного центра 17.01.07 г. в центре числился 21 человек; из них физически находились в центре 14 человек; кроме того, 7 человек числились за пределами центра (2 в больнице, 1 «в бегах»; про остальных 4-х сведения неопределенные).
Сроки пребывания несовершеннолетних на реабилитации определены статусом социально-реабилитационного центра – до года и более.
За 2006 год амбулаторную реабилитацию прошли около 180 несовершеннолетних и их родители, а стационарную реабилитацию – 70 человек. Фактические средние сроки пребывания на стационарной реабилитации – 4-6 месяцев.
Основные технологии работы стационара центра:
— групповые психологические занятия (тренинги), развивающие личность;
— групповые занятия с организацией психологической взаимопомощи; на их основе возникает один из основных механизмов реабилитации – высоко сплоченный коллектив с развитым самоуправлением и саморегуляцией реабилитируемых в стационаре;
— занятия семейной психотерапией — курсами по 2-3 дня непрерывных занятий;
— спортивные занятия в тренажерном зале и на спортплощадке;
— учебная деятельность, строго дифференцированная по психологическому возрасту реабилитируемых с назначением при необходимости через районные психолого-медико-педагогические комиссии индивидуального обучения или обучения в коррекционных классах; учебный процесс организован по договору на базе ближайшей общеобразовательной школы и, соответственно, финансируется департаментом образования;
— кружки по интересам и творческие занятия;
— просветительские и групповые психологические занятия врачей;
— трудотерапия ограничивается самообслуживанием по отделению;
— культурная программа: крупная (на лазерных дисках) библиотека, видеотека, фонотека, множество познавательных и развивающих программ; экскурсии и посещения учреждений культуры.
В летние и зимние каникулы организуются смены в лагерях отдыха.
Совокупность этих технологий организуется в 4 ступени (этапа) реабилитации с непрерывным усложнением технологий, обеспечивает сочетание медико-психологической, психолого-педагогической и социальной реабилитации несовершеннолетних с восстановлением нормы развития их личности.
При необходимости реабилитируемые консультируются указанными выше врачами.
При рецидивах употребления наркотиков и других психоактивных веществ дети временно переводятся на лечение в подростковую наркологическую службу.
Возвращение реабилитируемого обратно в центр допускается при двух условиях: воздержание после лечения от употребления психоактивных веществ в течение не менее 21 дня (3-х недель) и решение общего собрания воспитанников центра.
Режим и особенности работы: Амбулаторная помощь – в 2 смены. Стационар – круглосуточное пребывание 7 дней с ограничением права выхода за пределы территории центра. Общение с родителями — в отведенное для этого время в распорядке дня.
Контингенты. Центр может принимать в стационар детей любого возраста до исполнения им 18 лет. На практике в стационаре центра находятся дети от 14 до 17 лет; случаи пребывания детей 13 лет – исключение.
Соотношение мальчиков и девочек – примерно поровну. Соответственно разделены спальни и другие бытовые помещения (туалеты, душевые, др.).
Основную массу реабилитируемых составляют не наркологические больные, а потребители психоактивных веществ (наркотиков, алкоголя и др.).
Случаи удержания в центре детей с развитыми наркологическими заболеваниями (наркоманией, токсикоманией и алкоголизмом) — единичные.
Зачисление в отделение: Вопреки финансированию центра Администрацией Северо-восточного административного округа, фактически в центр зачисляются дети со всей территории г. Москвы и (в единичных случаях) из Московской области.
Зачисление производится тремя основными путями:
— по заявлению самого ребенка, находящегося в трудной жизненной ситуации;
— по заявлению родителей;
— по решению районных комиссий по делам несовершеннолетних (КДН), департамента социальной защиты, органов опеки и попечительства.
Милиция (подразделения по делам несовершеннолетних), образовательные учреждения и подростковая наркологическая служба, по согласованию с родителями, ходатайствуют о зачислении детей в центр перед районными КДН.
Дети, находящиеся в состоянии интоксикации наркотиками и другими психоактивными веществами, перед помещением в центр должны сначала пройти соответствующее лечение в больницах.
Эффективность работы: Около 60% детей, прошедших полностью курс стационарной реабилитации, после выписки из стационара и возвращения их в семьи социально адаптируются, успешно развиваются и не употребляют психоактивные вещества. У большинства из остальных 40% отмечается частичная эффективность: возвращение в семью, восстановление учебы, отсутствие антисоциального поведения и др.
Центр не имеет данных о числе детей, которые не смогли адаптироваться на начальном ориентировочном этапе реабилитации и не остались в центре.
Выписанные из центра продолжают встречаться на базе центра (в его амбулатории) в группах психологической взаимоподдержки – в группе встреч.
Выводы.
Модель социально-реабилитационного центра в системе социальной защиты для детей зависимых от употребления психоактивных веществ является наиболее оптимальной формой реабилитации несовершеннолетних, следующей за лечением и медико-социальным этапом реабилитации в наркологических учреждениях здравоохранения.

Данный тип учреждения может быть организован в Нижегородской области (в г. Нижнем Новгороде) путем изменения контингентов обслуживания любого из ныне действующих социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних.
Для более эффективной реабилитации на его базе целесообразно расположить отделение амбулаторной медико-социальной реабилитации за счет наркологического лечебного учреждения.
В результате Нижегородская область первой в РФ может получить учреждение, интегрирующее в единый процесс реабилитации медицинские, педагогические и социальные подходы.

НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ (ЦЕНТРЫ)

Негосударственный (частный) реабилитационный центр.
Благотворительный фонд «Страна живых» (г. Подольск Московской области).
Юридически-правовая форма.
Благотворительный фонд, финансирующий проведение длительной программы реабилитации наркоманов.
Право проведения реабилитационных программ негосударственными учреждениями и общественными организациями дается современным законодательством.
У благотворительного фонда «Страна живых» данное направление его деятельности закреплено в Уставе фонда.
Юридический статус реабилитируемого в центре – добровольный участник программы реабилитации, проводимой указанным фондом.
Фонд (центр) не проводит лечения наркоманов.
По ныне действующему законодательству лицензирование реабилитационной работы фонда (центра) не требуется.
Место расположения и база: г. Подольск Московской области, ул. Нагорная- 5.
Фонд «Страна живых» в качестве базы использует частное владение, принадлежащее учредителям фонда: участок земли около гектара; 3-х этажный корпус с подвальными помещениями (для проживания, групповых и индивидуальных занятий, творческих мастерских, театра, культурного досуга, пищеблок) и одноэтажный хозяйственный корпус.
В связи с тем, что фонд (центр) использует частное владение, он в своей работе независим от государства.
Финансирование: осуществляется исключительно через благотворительный фонд «Страна живых». Финансирование реабилитации больных осуществляется их родителями по договору между ними и фондом об их благотворительном взносе в фонд.
Размеры взноса (оплаты) определяются индивидуально в зависимости от возможностей и желания родителей; в среднем они составляют (по данным руководителя фонда и центра) около 20000 рублей в месяц. По нашим данным (по сообщениям больных), это меньше, чем в других аналогичных частных центрах.
Других источников финансирования, кроме благотворительных взносов родителей, у фонда (центра) нет.
Некоторые специалисты из указанных ниже приезжают в центр для краткосрочных работ в нем бесплатно, однако работа большинства из них – оплачивается фондом (центром).
Штаты установлены на основании принятой в фонде (центре) 4-х фазовой (4-х этапной) программы реабилитации:
— руководитель — директор;
— психологический блок: 4 консультанта, из которых – 2 профессиональных психолога и 2 выпускника данного же центра (с длительной устойчивой ремиссией); каждый курирует 4-8 реабилитируемых;
— творческий блок: педагоги по вокалу, этикету, движению и танцам, театральным тренингам (психодраме), музыке, ушу, по трудовому воспитанию, арт-терапии;
— заместитель директора по АХЧ;
— бухгалтер-кассир;
— водитель;
— врач терапевт для оказания терапевтической помощи (из поликлиники г. Подольска).
Для охраны и уборки корпусов и территории штата нет; эти работы осуществляется самими реабилитируемыми. Приготовление пищи – также самими реабилитируемыми.
Мощность отделения: четко определенной нормы заполнения центра нет; на момент нашего посещения в нем находились все 26 наркоманов, включенных в программу; отсутствующих не было. Численность около 25 человек руководитель центра считает оптимальной для такого типа центров.
Кроме указанного центра в Подольске, аналогичные центры есть под Тулой и два под Одессой – все они такой же наполняемости или несколько меньше.
Фонд (центр) в данном виде существует около 4 лет.
В среднем ежегодно его проходят 25 человек.
Основные технологии работы — это авторская программа реабилитации, включающая следующие компоненты:
— правила фонда (центра): не употреблять и не хранить психоактивные вещества; не вступать в сексуальные отношения между участниками программы; не прибегать к насилию и угрозе его применения; не хранить никакого оружия; соблюдать законы РФ;
— немедленное исключение из центра при употреблении любых психоактивных веществ, и, тем более, при рецидиве наркомании (центр рекомендует больным в этих случаях обращение в наркологические учреждения);
— строго организованное самоуправление и взаимный контроль;
— непрерывные индивидуальные консультации;
— психологические групповые занятия (тренинги) 2-3 раза в день по графику (применяемые технологии – сплочения и дружбы, психологической защиты, психологической взаимопомощи и др.); — социальные тренинги преодоления различных специально задаваемых трудных жизненных ситуаций;
— групповые творческие занятия разнообразной и непрерывно меняющейся направленности с зачетами и экзаменами по каждому из них;
— занятия семейным консультированием с участием приезжающих родителей (циклы в 2 дня для каждой семьи);
— спортивные занятия в тренажерном зале и на спортплощадке;
— трудотерапия в виде хозяйственно-бытовых работ по зданиям и территории центра, помощь в работе небольшого мебельного цеха (в хозяйственном корпусе), ремонт и строительные (отделочные) работы в основном жилом корпусе; официально работающих больных в центре нет;
Все применяемые технологии – строго светские, нерелигиозные.
Совокупность указанных технологий реабилитации приводят к возникновению сплоченной среды и особой психологии идеологической гуманистической общности между реабилитируемыми.
Режим и особенности работы: круглосуточное пребывание в центре. В первый месяц полностью прерываются все контакты вновь поступившего с прежним социумом (родителями, знакомыми, собственными семьями).
Контингенты. Совершеннолетние в возрасте в среднем 25-40 лет; соотношение мужчин и женщин примерно как 75% на 25% (на момент нашего посещения из 26 человек женщин было 6). Проживание мужчин и женщин в центре раздельное.
Преобладают случаи с большим стажем наркотизации – 5-10 лет и более.
Каждый из реабилитируемых перед поступлением в центр переживал тяжелейший социальный или психологический кризис.
Больные поступают со всей территории СНГ, в том числе около половины – из г. Москвы и Московской области.
Больные являются детьми состоятельных родителей, способных оплатить годовую программу реабилитации стоимостью примерно в 12 тыс. долларов США.
Зачисление в отделение: проводится по результатам собеседования с поступающим директора центра, одного из консультантов центра и будущего «старшего брата» (пациента на 2-3-м этапе реабилитации – 5-12 месяцев ремиссии, к которому новичок прикрепляется на первые 3-4 месяца программы).
Поступающий реабилитируемый не должен быть в состоянии наркотической интоксикации и должен обнаружить искреннюю установку на пребывание в центре.
Поступающие в абстинентном синдроме («в «ломке») с их согласия помещаются в изолятор (в полуподвальном помещении) до его минования без какой-либо терапии; врач терапевт осматривает новичка и контролирует его физическое состояния.
При любом нарушении правил и при употреблении психоактивных веществ тотчас следует исключение из центра общим собранием реабилитируемых.
Эффективность работы: центр не ведет никакой учетной или статистической документации на реабилитируемых – ни принятой в здравоохранении, ни произвольной.
За время пребывания в программе число не завершающих ее примерно соответствует отсеву из центра в г. Орехово-Зуево – 40%.
Из остальных 60%, кто полностью завершает программу, не употребляют наркотики за все время пребывания в ней и различные сроки (годы) после нее.
Центр поддерживает связи со всеми завершившими полностью всю программу; среди них известны случаи окончания выпускниками центра высших учебных заведений, образования устойчивых семей и другие признаки высокого качества реабилитации.
Выводы.
Центр не требует затрат государства, кроме политической поддержки и рекламы.
В центре могут пребывать только дети высоко обеспеченных родителей. Подавляющее большинство больных наркоманиями, зарегистрированными в Нижегородской области, таковыми не являются.
Отсутствие настоящего трудоустройства и работы у реабилитируемых является слабостью в работе центра и фактором, увеличивающим финансирование за счет родителей.
Частный центр данного типа может быть рекомендован для его организации за счет предпринимателей. В этом случае стабильная трудовая занятость реабилитируемых может снизить оплату программы за счет родителей, а это расширит число больных, способных пребывать в данном центре.
Для организации и работы центра требуются высоко мотивированные лидеры, способные провести сложно организованную программу психологических и социальных воздействий на коллектив и способных организовать развитие группы.
Территория, с которой идет поступление в центр г. Подольска, значительно превосходит численность Нижегородской области, что прогнозирует трудности набора реабилитируемых на первых этапах работы центра.

Программа лечения и реабилитации наркомании, алкоголизма, игромании «Вершина» некоммерческого фонда «Здоровая Страна» (г. Москва: 495.220.74.94).
Вопреки законодательству программа заявляет лечение наркоманов и алкоголиков.
Реабилитационная программа оплачивается самими участниками (фактически – родителями). Проводится в сельской местности с постоянным проживанием в ней. Стоимость пребывания в месяц (из неофициальных источников) – около 30-35000 рублей.
Сотрудничает с ФГУ НЦ Наркологии.
Число одновременно находящихся в программе — не оглашается.
Данные об эффективности – закрытые.

«НВ-ЦЕНТР – Реабилитационная Наркологическая Клиника»
Располагается в центре г. Томска. Частная фирма.
Закрытый режим с охраной.
5-месячный курс реабилитации.
Немедикаментозные методы воздействия: полная изоляция от социума в первые недели, круглосуточная занятость, спорт, культурные мероприятия, ежедневная сауна, психологические занятия (индивидуальные, групповые, с родственниками) по программе духовного и личностного роста, 5-разовое питание.
Официальных сведений о стоимости программы и об ее эффективности нет.
По данным самого центра она составляет (по критерию пребывания в трезвости после завершения программы реабилитации) – 79,5%.

Наркологический центр доктора Марыныч (г. Ростов-на-Дону; проспект Михаила Нагибина- 45).
Программа «Ультра быстрая Опийная Детоксикация».
База: 2 палаты и подсобное помещение. Оснащение – соответствует процедурным кабинетам ЛПУ.
Штат – врач и круглосуточный сестринский пост.
Технология – 2-х недельная быстрая дезинтоксикация с преодолением острой абстиненции («ломки») в состоянии сна.
Никакой последующей реабилитации нет.
Данных о мощности, стоимости и об эффективности центра нет, кроме хвалебных отзывов отдельных пациентов, приводимых по данным руководителя центра.

Группы анонимных алкоголиков и анонимных наркоманов.
Работают по принципу добровольного объединения данных групп больных.
В Н. Новгороде есть опыт взаимодействия наркологической службы с данными группами: проведение занятий на базе ГУЗНО НБ (взрослой и подростковой служб).
Данные группы отличаются непостоянством состава.

БЛИЖНЕЕ И ДАЛЬНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ (ЦЕНТРЫ)

Окружной наркологический центр г. Глазго (Шотландия, Великобритания).
Юридический статус – лечебное учреждение, финансирование — здравоохранение.
База –2-х этажное здание бывшей 8-летней школы.
Штат – 2 психиатра, 2 психотерапевта, 2 психолога и по 1 ст. социального работника на одного реабилитируемого.
Лечатся и реабилитируются одновременно до 12 больных, до 6 месяцев. Поступают после преодоления абстинентного синдрома в стационарах для острых больных.
Одноместные палаты, процедурные, кабинеты для психотерапии, спорт, культурная программа, психологические тренинги и семейные занятия, получение профессии, трудоустройство перед выпиской.
До 80% больных поддерживают ремиссию за время пребывания в центре; после выписки из него эффективность вскоре снижается вдвое.
Кроме стационара центр имеет амбулаторию для консультирования больных и для проведения «метадоновой программы»; их эффективность не оценивается.

Психотерапевтический стационар для наркологических больных (г. Варшава, Польша; клиника доктора Вороновича).
Создан на базе психотерапевтического отделения психиатрической больницы.
Принимает как больных алкоголизмом, так и наркоманов жителей Варшавы и ближайших районов. Взрослые, мужчины.
Основная программа реабилитации – мощная непрерывная групповая психотерапия на фоне светской адаптации программы 12-шагов Анонимных алкоголиков и Анонимных наркоманов.
Мощность стационара – 30 мест; пропускная способность в год до 80 человек.
Эффективность, в авторской оценке, составляет до 80%, проблем с наполняемостью центра нет.

Специальные открытые коррекционные школы для детей «группы риска» (Шотландия, Великобритания) в системе образования — типа школы «Киббл».
Располагаются по всей территории Великобритании, однако инициаторами данного типа учреждения является Шотландия. Первые учреждения данного типа – с 60-х годов 19-го столетия.
Финансируется министерством образования.
Штаты – 2,6 ставки социальных педагогов, психологов и педагогов образовательной программы на одного реабилитируемого.
Головная и самая крупная специальная открытая школа располагается в г. Пэзли, в пригородах г. Глазго.
Содержит 50 детей в режиме интернатного проживания и 50 детей в режиме дневного пребывания. Поступают дети «группы риска» — с нарушениями в поведении, в том числе и потребители наркотиков и других психоактивных веществ.
Принимает детей от 14 -15 лет до 18 обоего пола с раздельным проживанием.
Дети направляются решением районных комиссий по делам несовершеннолетних или ювенильных судов.
Интенсивная культурная развивающая программа, круглосуточная занятость и учебная деятельность по индивидуальным программам или в коррекционных классах малой наполняемости (на 3-5 человек).\
Психотерапевты и наркологи включаются по индивидуальным показаниям при обострении состояния детей. Лечение в этих случаях проводится на базе лечебных учреждений, куда переводится реабилитируемый.
Длительность пребывания до 3-4-х лет — до исполнения 18 лет.
Эффективность возвращения к трезвому и социального правильному образу жизни – около 85%.

Специальные закрытые коррекционные школы для детей «группы риска» (Шотландия, Великобритания) – типа центра «Святой Катерины» (г. Эдинбург).
Шотландия также является инициатором и данного типа учреждений для реабилитации детей «группы риска».
Финансируется министерством социальной защиты.
Содержит 50 детей 14-18 лет в режиме закрытого интерната без выхода из него до момента подготовки к выписке с программы.
Помещаются аналогично открытой школе, однако – после более тяжелых правонарушений. Перед выпиской дети переводятся в общежития на свободный режим, но с непрерывным контролем социальных педагогов.
Центр является промежуточным звеном между открытой школой и тюрьмой для несовершеннолетних (каковая – одна на всю Шотландию).
Реабилитационная программа аналогичная открытой школе.
Эффективность после завершения программы – около 50%.

НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ (ЦЕНТРЫ)

Центр реабилитации «Выбор» (г. Полтава, Украина).
Центр работает за счет финансирования реабилитируемых больных. Поводится реабилитация по авторским программам, разработанным в 90-х годах врачом Л.А. Саута. В программе используются также религиозные технологии.
Сведений о конкретных показателях работы центра в открытых и доступных источниках информации нет.

Система стационарной реабилитации благотворительного негосударственного фонда «Голубой Крест» (Германия).
Фонд содержит несколько специальных клиник в различных землях Германии (в основном – западных, на территории бывшей ФРГ, на территории бывшей ГДР – г. Дюссельдорф).
Мощность каждого стационара – 25-30 мест. Взрослые мужчины.
Идеальные условия для быта (палаты квартирного типа на 1-2 пациентов) и реабилитации: спорт, художественные и ремесленнические мастерские, хозяйства для разведения животных и занятия садоводством-огородничеством, типография для издания художественных произведений и методических работ по профилактики, написанных самими реабилитируемыми.
Сроки – до 6 месяцев.
Трудотерапия – в пределах стационара. Трудоустройства и постоянной работы реабилитируемых нет.
Продукция творческих мастерских реализуется рыночным путем, выручка идет на финансирование стационара.
Режим и технологии: реабилитационные индивидуальные и групповые психологические занятия в сочетании с религиозными технологиями (для верующих); круглосуточная занятость; персонал по договору – не употребляющий алкоголь и не курящий. Постепенное расширение контактов с семьей, перед выпиской – лечебные отпуска.
Нарколог проводит обследование и дальнейшее наблюдение за реабилитируемыми.
Поступают реабилитируемые из наркологических клиник или самостоятельно.
Программа проводится по договору между реабилитируемым и стационаром; нарушители тотчас исключаются из программы, однако допускается повторное прохождение программы.
Параллельно со стационарами программу реабилитации обеспечивают еще две структуры, финансируемые из того же негосударственного фонда.
Сеть негосударственных амбулаторных подразделений – в них пациенты поступают по завершении стационарной реабилитации.
Сеть безалкогольных кафе для организации культурной работы и групп встреч с участием семей в полном составе (с проведением профилактической программы «дети отцов алкоголиков»).
Штаты за счет фонда:
Психологи – 1 ставка на 5 больных
Инструкторы по труду, по спорту, по творческой работе.
Повара (4-х разовое обильное питание).
Эффективность: выбывают из программы около 20% из поступивших. Остальные поддерживают ремиссии до конца пребывания в программе (до 6 месяцев). После программы большинство посещают амбулаторные реабилитационные подразделения фонда.
Негосударственный фонд «Голубой Крест» существует давно в течение ХХ столетия; с 60-х годов начал заниматься реабилитацией алкоголизма и наркомании.
Выводы:
Данный тип частного реабилитационного центра, финансируемого благотворительным фондом, полностью соответствует российской модели центра в г. Подольске.
Такое сходство говорит о потенциальной востребованности данных центров со стороны определенной части наркологических больных.

Европейские общества «Анонимные алкоголики» и «Анонимные наркоманы» (г. Будапешт, Венгрия).
Работают по общеизвестным схемам групп взаимопомощи АА.
Располагаются вне лечебных учреждений и отвергают помощь специалистов по принципиальным соображениям.
Используют или религиозную (католическую, баптистскую) программу 12 шагов или ее светские адаптированные варианты (в Израиле, в Румынии, в Болгарии, в Венгрии).
Эффективность оценивается самими участниками и составляет около 50% для алкоголиков, для наркоманов – ниже.
Работа данных обществ аналогична работе групп АА в России, в частности – в г. Н.Новгороде.

В.К. Тарасов

Скачать статью

Психокоррекция расстройств развития личности школьников группы риска в начальных классах как ранняя профилактика девиантного поведения и модель поддержки детей-инвалидов

by

Нелидов А.Л., кандидат медицинских наук, доцент кафедры психологии развития ГОУ ВПО АГПИ им. А. П. Гайдара и кафедры общественного здоровья и здравоохранения ГОУ ВПО НижГМА

Щелина Т.Т., доктор педагогических наук, декан психолого-педагогического факультета ГОУ ВПО АГПИ им. А. П. Гайдара

Развитие системы образования включает в себя разработку технологий обучения и воспитания детей группы риска в общеобразовательных школах (Е. Л. Родионова, А. Л. Нелидов, 2004). Наше исследование основано на идее взаимодействия и интеграции систем образования и здравоохранения в профилактической работе. Выбор объекта исследования (дети 1—4-х классов) определен возникновением механизмов школьной дезадаптации и девиантного поведения еще до школы и в ее начальных классах; рассмотрены актуальные с этой точки зрения категории детей — с личностной неготовностью к школе, с инвалидностью и пограничными расстройствами личности, с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Обобщены результаты психокоррекции более 300 детей в подростковом диспансерном отделении № 2 ГУЗНО Наркологическая больница (главный врач — А. А. Федоров).

Дети с личностной неготовностью к школе в сфере деятельности

Структура психологической / личностной готовности к школе изучается; представления о ней усложняются за счет выявления различного числа ее компонентов (Е. Е. Кравцова, 1997). Исходя из концепции о роли деятельности в развитии личности, к новообразованию, обеспечивающему успех в учебе, следует отнести общее развитие у ребенка предшествующих учебе видов деятельности. (Л. Ф. Обухова, 1995; И. В. Дубровина, А. Д. Андреева, Н. И. Гуткина с соавт., 2004 и 2009 и др.): сложных сюжетно-ролевых игр, самостоятельного труда по дому, рукоделий и конструирования, творческой деятельности, навыков коммуникаций (и ролей) в группах сверстников и в отношениях с взрослыми.

В группе, выбранной нами для наблюдений и исследования, дети с неготовностью к школе в сфере деятельности составили 55 %. Это дети, которые учились с помощью родителей, зачастую — с принуждением. Они не испытывали потребности в искусстве, труде по дому, творческом самовыражении; предпочитали простые зрелища и компьютерные игры, угощения, гуляние; большинство дел не доводили до конца.

Предлагаются разные системы восстановления способности детей к деятельности. Так, в «группах развития» (Н. И. Гуткина, 2003) выделяются: развитие познавательного интереса, произвольности и самоанализа результатов работы при непрерывной эмоциональной поддержке ребенка в исследовательской игре в группе; разбиение сложных форм поведения на отдельные действия с постановкой задач и позитивной поддержкой для каждого из них отдельно (Л. С. Славина, 1998).

Мы предлагаем несколько приемов поэтапного развития способности детей к деятельности; они реализуются родителями и другими воспитателями в тренинге воспитательной компетентности.

Первый этап — восстановление самой способности ребенка к самостоятельной деятельности продолжается в рамках нашего исследования от 1-го до 3-х месяцев и предполагает использование следующих приемов.

1. Моделирование в семье успешного «проживания» ранних этапов онтогенеза с созданием условий для благополучного развития ребенка: удовлетворение его потребностей в физической и психологической защитах, контакте и ласке, уюте и стабильной среде воспитания, принятии взрослыми, эмпатии и любви, стабильной самооценке, автономности и предприимчивости, успехе в общении со сверстниками (А. Л. Нелидов, 2005).

2. Непрерывная занятость ребенка в деятельности. Приемапробировался в реабилитации инвалидов (Н. К. Гусева, А. Л. Нелидов, 1999). Организуется всеми воспитателями и занимает все время вне школы: непрерывно и позитивно поддерживаются любые попытки ребенка начать какое-либо дело; он включается во все дела с взрослыми. Те непрерывно обсуждают с ребенком результаты дел и стимулируют его познавательный интерес: в каждом деле непрерывно анализируют законы природы, свойства предметов, работу инструментов и приборов; беседуют о новых навыках и знаниях, приобретенных ребенком; изучают книги по разным разделам знаний, познавательные TV-передачи; ведут дневник позитивных итогов дня.

3. Позитивная стимуляция всех структурных элементов деятельности — операций и действий. Данный прием создает новую ситуацию развития: ребенок в каждом деле получает десятки (а за день — сотни!) позитивных стимуляций взрослого; вводится временный запрет на критику ребенка (с помощью данного приема также изучалась сама способность родителей перейти к позитивной стимуляции ребенка).

4. Система поэтапной поддержки динамики деятельности.

При разработке данной системы мы допустили, что элементы деятельности (от замысла до завершения) расположены в линейной последовательности. В нашей системе каждый этап динамики деятельности рассматривается как самостоятельная (только кратковременная) деятельность, и для каждого из этих этапов предложены приемы поддержки.

4.1. Переживание личностью потребностного состояния (по А. Н. Леонтьеву). Проявляется в пробных (поисковых) видах деятельности, из которых ребенок выбирает наиболее интересную. Поддержка заключается в обсуждении с ребенком прошлых и текущих успешных дел, мысленном моделировании: «чем заняться?», сравнении дел с их мысленным игровым перевоплощением (в «сверстников» — с выявлением среди них «друзей»), психодиагностике предпочитаемых ребенком видов деятельности (цветовым тестом отношений — ЦТО А. М. Эткинда, тестом Дембо-Рубинштейн).

4.2. Планирование ребенком конечного результата выбранного дела. Поддержка — задания на точное представление и описание ребенком конечного результата дела.

4.3. Планирование промежуточных этапов дела, начиная с первого. Прием поддержки выражается в детальном представлении вероятной последовательности промежуточных этапов дела (с операциями и действиями на каждом из них), возможных затруднений и их преодоления.

4.4. Волевая концентрация и самоприказ на начало дела. Поддержка — задания на активизацию (приемами гештальттерапии) опыта принятия волевых решений с его использованием в данный момент, разработка самовнушений.

4.5. Осуществление ребенком дела на первом промежуточном этапе. Поддержка заключается в участии родителей в качестве помощников ребенка, экспертов его деятельности; в невербальных приемах поддержки.

4.6. Осознание ребенком факта достижения результата на первом промежуточном этапе дела. Поддержка — задания ребенку сравнить промежуточный результат с предварительным планом.

4.7. Осознание ребенком успешности промежуточного результата.

Схема системной профилактики девиантного поведения и употребления психоактивных веществ в общеобразовательной школе

by

ОПУБЛИКОВАНО:

Нелидов А.Л. Социально-педагогическое обеспечение проектной деятельности: научно-методические материалы по итогам реализации проекта «Команда профессионалов: защитим детей от беды». – Москва-Арзамас: NOTA BENE, 2008. – 252 с. 177-179

1. ПЕРВИЧНАЯ ПРОФИЛАКТИКА

Направлена на всех учащихся, в первую очередь – не имеющих факторов риска. Цель – поддержание и обеспечение нормы развития учащихся.

1.1. ОБЪЕКТ – ДЕТИ:

1.1.1. Информационная деятельность школы по технологиям первичной и вторичной профилактики: классные собрания, немая информация, памятки.

1.1.2. Управление нормативными групповыми психологическими процессами в классе как социальной группе — для профилактики возникновения в классах и ОУ асоциальных групп.

1.1.3. Обеспечение самореализации учащихся:
1.1.3.1. В учебной деятельности: формирование учебной деятельности как самостоятельной – к 3-4-му классу; обеспечение распределения интересов по предметам в соответствии со способностями – к 4-5-му классу.
1.1.3.2. Во внеучебной деятельности: стимуляция возникновения увлечений, хобби – к 4-5-му классу; плановое направление в учреждения дополнительного образования.

1.1.4. Формирование установок на здоровый трезвый образ жизни и личностных защит от употребления ПАВ:
1.1.4.1. Плановые в течение года внеклассные или интегрированные в учебную программу (психология, ОБЖ) групповые развивающие (тренинговые) занятия.
Проводятся в наиболее «сензитивные» периоды развития детей: 1-2-й класс; 5-й класс; 7-й класс; 9-й класс.
1.1.4.2. Краткосрочная подготовка актива классов, школ и общественных организаций по профилактике употребления ПАВ: волонтерский тренинг и т.п.
1.1.4.3. Групповые социально-психологические тренинги, улучшающие психологические защиты личности: развитие уверенности в себе, лидерства, защит от стрессов и совладающего поведения в кризисных ситуациях, эмоциональной и коммуникативной сферы; проводятся по показаниям.
1.1.4.4. Культуральные методы формирования установок на здоровый трезвый образ жизни: тематические научно-практические конференции, викторины, акции.

1.2. ОБЪЕКТ – РОДИТЕЛИ:
1.2.1. Информационная деятельность школы по технологиям первичной профилактики в семье и школе: классные собрания и немая информация.
1.2.2. Групповой тренинг родительской компетентности в наиболее «сензитивные» периоды развития детей: 1-2-й класс; 5-6-й класс; 7-й класс; 9-й класс.
1.2.2. Семейное и индивидуальное психологическое консультирование родителей.

1.3. ОБЪЕКТ – СОТРУДНИКИ ОУ:
1.3.1. Индивидуальное консультирование.
1.3.2. Группы тренинга профессиональных навыков («балинтовские» группы).
1.3.3. Группы психологической поддержки (групповое консультирование).

2. ВТОРИЧНАЯ ПРОФИЛАКТИКА
Работа с детьми «группы риска» (имеющими факторы риска раннего девиантного поведения и употребления ПАВ) и их родительскими семьями.

2.1. ОБЪЕКТ – ДЕТИ:
2.1.1. Система раннего выявления детей «группы риска» (изучение семей; наблюдение за детьми в школе; плановая психодиагностика детей):
2.1.1.1. Дети с низкой мотивацией учебной деятельности и прогрессирующей педагогической запущенностью (школьной учебной дезадаптацией).
2.1.1.2. Дети с гипердинамическим синдромом (психомоторной расторможенностью, дефицитом внимания; ММД).
2.1.1.3. Дети с высоким уровнем тревоги и неврозами (школьной эмоциональной дезадаптацией).
2.1.1.4. Учащиеся с синдромом «дети отцов-алкоголиков» (первичной/семейной педагогической запущенностью, когнитивным, эмоциональным и коммуникативным дефицитом).
2.1.1.5. Дети (мальчики) из неполных семей и дети после развода родителей.
2.1.1.6. Дети с коммуникативной школьной дезадаптацией (с акцентуациями и аномалиями характера).
2.1.1.7. Дети с психологическим инфантилизмом.
2.1.1.8. Дети жертвы различных вариантов психологического насилия.
2.1.1.9. Дети с ранним девиантным поведением (воровством, уходами из дома и школы, ранней детской лживостью, зависимостью от компьютерных и иных игр).

2.1.2. Комплексное психолого-медико-социальное обследование детей указанных «группы риска».
2.1.3. Составление и реализация индивидуальных психокоррекционных программ для каждого типа детей «группы риска», включая и индивидуальное обучение.
2.1.4. Контроль эффективности индивидуальных психокоррекционных программ (изучение семей; наблюдение за детьми в школе; психодиагностика).
2.1.5. Проведение групповых психокоррекционных занятий для детей «группы риска».
2.1.6. Направление на лечение к невропатологу, психиатру, психиатру-наркологу.

2.2. ОБЪЕКТ – РОДИТЕЛИ:

2.2.1. Информационная деятельность школы по проблеме детей «группы риска» и технологиям вторичной профилактики в семье и школе: классные собрания и немая информация.

2.2.2. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование родителей детей «группы риска» по их психокоррекционным программам.

2.3. ОБЪЕКТ – СОТРУДНИКИ ОУ:

2.3.1. Индивидуальное консультирование по психокоррекционным программам для детей «группы риска».

2.3.2. Психологическая (индивидуальная и групповая) подготовка сотрудников ОУ к работе с детьми «группы риска».

3. ТРЕТИЧНАЯ ПРОФИЛАКТИКА
Работа с детьми, уже имеющими социально девиантное поведение и потребляющими ПАВ (включая и наркологических больных).

3.1. ОБЪЕКТ – ДЕТИ:

3.1.1. Ранее выявление (изучение социума; наблюдение за детьми в школе и за ее пределами).

3.1.2. Комплексное психолого-медико-социальное обследование, разработка и проведение индивидуальных психокоррекционных (реабилитационных) программ; направление на лечение (невропатолог, психиатр, психиатр-нарколог).

3.1.3. Контроль эффективности индивидуальных психокоррекционных (реабилитационных) программ.

3.2. ОБЪЕКТ – РОДИТЕЛИ:

3.2.1. Информационная деятельность школы в отношении девиантного поведения и наркологических заболеваний и методов их психокоррекции в семье и школе: классные собрания и немая информация.

3.2.2. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование родителей детей с девиантным поведением и употреблением ПАВ и по их психокоррекционным программам.

3.3. ОБЪЕКТ – СОТРУДНИКИ ОУ: аналогично 2.3. применительно к детям с девиантным поведением и употреблением ПАВ.

Скачать статью

Программа социально-психологической реабилитации больных алкоголизмом и наркоманией в отделении медико-социальной реабилитации

by

Тарасова М.В. Медицинский психолог ГУЗНО НОНД.
Нелидов А.Л. Кандидат медицинских наук, доцент НФИБП,
заведующий подростковым диспансерным отделением № 2 ГУЗНО НБ

ОПУБЛИКОВАНО:
Современная психология в экономике, политике и социальной сфере: материалы III межрегиональной научно-практической конференции, 23-24 апреля 2008 года /Нижегор.фил.Ин-та бизнеса и политики. – Нижний Новгород: НФ ИБП, 2008. 179-186

Организация реабилитационных отделений в составе наркологической службы является «молодым» (2,5 года) и принципиально новым направлением ее работы, сочетая медицинские, психологические и социальные технологии. Реабилитационное отделение ГУЗНО НОНД рассчитано на одновременное пребывание в нем до 30 больных алкоголизмом или наркоманией (с 15 лет, мужского пола) в течение 6-12 месяцев; помещение в отделение – добровольное, режим – стационарный; фоном для реабилитации служит терапия психопатологических расстройств (невротических, психопатических, органических). Перед поступлением пациенты должны достичь ремиссии (трезвости) на амбулаторном или стационарном лечении и иметь первоначальную установку на данный вид помощи. В случае рецидивов в реабилитационном отделении пациенты переводятся на амбулаторное или стационарное лечение. Обязательно участие родственников в занятиях, проводимых параллельно с излагаемой ниже программой реабилитации.

Стратегия реабилитации наркологических больных состоит в том, чтобы восстановить их функционирование как личностей одновременно в нескольких ключевых сферах – смысловой, эмоциональной, в сфере защит, поведенческой. В совокупности это должно обеспечить им далее успешное развитие в семейной жизни и трудовой деятельности.

Методической основой для построения программы реабилитации послужили представления о ее структуре, этапах и социально-психологических технологиях (Ю.Н. Филиппов, Н.К. Гусева, А.Л. Нелидов). Был изучен опыт действующих реабилитационных центров: реабилитационных центров Государственного НИИ наркологии г. Москва, социального реабилитационного центра Юго-Восточного административного округа г. Москвы, негосударственного реабилитационного центра в г. Подольске и др.

Этапы (модули) предлагаемой программы решают задачи последовательного развития механизмов (новообразований) личности и занимают все время пребывания пациентов в отделении; кратко представим их цели. Модуль 1: Мотивационный. Цели: — формирование мотивации на прекращение зависимости и на эффективное социально-психологическое развитие; — формирование начальных знаний и навыков в области противодействия зависимости. Модуль 2: Личностный. Цели: — анализ, осознание и развитие личностных ресурсов преодоления зависимости; — формирование и развитие личностных качеств; — развитие адаптивных стратегий поведения и начальных навыков психологической защиты личности. Модуль 3: Эмоциональный. Цели: — понимание эмоционального компонента зависимости; — развитие саморегуляции чувств и поведения; — формирование навыков объективной оценки проблемной ситуации и обучение навыкам преодоления стрессов. Модуль 4: Коммуникативный. Цели: — развитие навыков общения и эмпатии; — обучения навыкам противостояния групповому давлению; — формирование навыков принимать и оказывать поддержку; — обучение навыкам отстаивания собственного мнения, поиска сотрудничества и компромиссов, выхода из конфликтов. Модуль 5: Социальная реабилитация. Цели: — формирование мотивации на эффективное социально-психологическое развитие; — социальная адаптация; — адекватная психологическая адаптация к требованиям социальной среды.

Занятия с пациентами проводились в полуоткрытых группах в 8-12 человек и интегрировали технологии групповой психотерапии, интенсивного социально-психологического тренинга (И. Ялом; К. Рудестам; А.Л. Нелидов, 2004,1), включая и применение интенсивных творческих, игровых и драматических технологий (А.Л. Нелидов, 2004,2; Т.А. Попова, А.Л. Нелидов, 2006), а также – технологий курса «Терапия кризисных ситуаций» (М. Будлонг с соавт., 1999; А.Л. Нелидов, 1999).

Занятия имели стандартную структуру, организующую зону ближайшего развития личности пациентов – на протяжении самого занятия и времени до следующего занятия (1-3 суток); представим эту структуру. 1. Приветствие, отчет о позитивных изменениях – о самочувствии и о выполнении «домашнего задания» (сформулированного на основе предыдущего занятия), взаимная позитивная поддержка в связи с полученной друг от друга помощью. 2. Упражнения, развивающие знания о проблеме. 3. Упражнения на развитие самосознания с обратной связью. 4. Психодраматические, гештальт-, игровые упражнения с обратной связью. 5. Упражнение на формирование смыслов (на основе философских притч из позитивной психотерапии Н. Пезешкиана). 6. Подведение итогов занятия и формулирование пациентами для себя психологических «домашних заданий». Ниже представим, в рамках стандартной структуры, специфическое содержание занятий, соответствующее каждому модулю.

Модуль 1: Мотивационный. Занятие 1. Представление программы реабилитации. Групповые нормы и правила. Дискуссия: Что мне поможет принять участие в данной программе. Самоанализ: Что я хочу изменить в себе и чему научиться (мои ожидания). Драматическое упражнение (наша разработка) «Гора жизни». Групповая дискуссия: Что и кто мне может помочь в выздоровлении; принятие ответственности за выздоровление. Притча «Глоток воздуха». Занятие 2. Драматическое упражнение (наша разработка) «Узел проблем». «Миф и реальность в алкоголе и наркотике» обсуждение существующих мифов алкоголизма и наркомании. Мозговой штурм «Жизненные ценности». Притча «2 стрелы». Занятие 3: Мои успешные дела. Теоретический блок: «Зависимость. Причины возникновения зависимости». Альтернативы употребления ПАВ, как способа получения удовольствия и развития личности. Притча «Бабочка». Занятие 4: Упражнение: 3 положительных и 1 любимое отрицательное качество. Драматическое упражнение (наша разработка) «Мир – Война – Мир». Притча «Гвозди». Занятие 5: Самоотчеты: Что хорошего произошло за период моей трезвости. Моя семья в будущем (на основе проективного рисунка). Игровое упражнение: «Я проснулся свободными от зависимости и моя жизнь в ближайшие недели». Драматическое упражнение с проективным рисунком «Если бы я был Богом». Притча: «Вставай». Занятие 6: Драматическая дискуссия (наша разработка) «Что я потерял из-за своей зависимости и что еще не поздно вернуть» (участники записывают потери и возможные обретения на стиккерах, наклеивают их на общую доску). Драматическое упражнение «Мои дела при условии: я умру через 3 месяца, через месяц, через 1 день». Проективный рисунок «Мой негатив» (наша разработка). Притча: «Два монаха». Занятие 7: Теоретический материал «Механизмы развития и выздоровления – наша ответственность». Упражнение «Копилка радости». Притча: «Жители города». Занятие 8: Занятие с волонтером из общественной организации. Занятие 9: Просмотр драматического профилактического фильма и групповая дискуссия. Подведение итогов мотивационного блока, работа с «узелками на память».

Модуль 2: Личностный. Занятие 1: Упражнение на самопринятие «Чем я себе нравлюсь». Теоретическое занятие «Личность: структура и развитие». Упражнение на самоанализ «Кто я?» (применялась методика исследования содержательных характеристик идентичности/самосознания: М.Кун и Т. Макпартленд, в модификации Т.В. Румянцевой; нами разработана система обсуждения с пациентами результатов данного исследования). Упражнение «Мы такие разные» (наша разработка). Притча: «Лягушки». Занятие 2: Упражнение: «Мои лучшие поступки в жизни». Теоретический блок: «Границы личности». Проективные драматические рисунки «Я реальный, я идеальный, я в глазах окружающих» и групповая дискуссия. Упражнение «Защити свои границы». Упражнение «Оставь себе – отдай другому» (наша разработка). Драматическое упражнение «Горячий и золотой стул». Притча «Наберись смелости – сделай попытку». Занятие 3: Упражнение «Чем мне нравится сосед справа». Исповедь и ее анализ: в парах рассказать друг другу и первом употреблении, развитии зависимости, об опыте преодоления, о рецидивах и т.д. Драматический проективный рисунок «Я и мир вокруг меня». Притча «Лягушка в колее». Занятие 4: Теоретическое занятие: «Зависимость, как деструктивный способ защиты личности». Мозговой штурм: «Конструктивные способы защиты, приемлемые для меня». Упражнение «Что для меня счастье». Притча: «Счастье». Занятие 5: Упражнение 7 моих положительных качеств. Теоретическое занятие: «Отношение к себе. Личностный рост. Ценность личности». Упражнение «Ценность моей личности». Игровое драматическое упражнение «Я проснулся свободным от зависимости». Притча: «Нельзя украсть луну». Занятие 6: Мозговой штурм: «Из кого состоит моя личность». Упражнение гештальттерапии «Круг моих субличностей. Работа с субличностями». Метафорический рисунок «Структура личности». Притча: «Крестьянин и лиса». Занятие 7: Проективный рисунок «Автопортрет». Проективный групповой рисунок: «Портрет группы». Упражнение «Что дарит мне радость». Притча: «Как обезьяны демонстрируют основные понятия о человеке». Занятие 8: Упражнение «Мой маршрут успеха». Драматический проективный рисунок с дискуссией «Я через год, через 5 лет, через 10 лет». Драматическое сочинение: «рассказ о моей жизни». Притча «Лавка возможностей». Подведение итогов блока. Работа с «узелками на память».

Модуль 3: Эмоциональный. Занятие 1: Самоотчеты: мои успешные дела. Теоретическое занятие: «Чувства. Анализ собственных состояний». Гешталь-упражнение «Я сегодня. Я в данный момент». Проективный рисунок: «Моя тревога» (наша разработка). Притча: «О смерти». Занятие 2: Упражнение «Я успешный психотерапевт» (наша разработка). Теоретическое занятие: «Понятие стресса. Проблемо-разрешающее поведение». Упражнение «Копилка выходов из стрессовых ситуаций». Упражнение «Передай маску и распознай ее» (наша разработка). Притча: «О мудрости». Занятие 3: Упражнение на взаимное принятие: «Чем я лучше соседа справа и хуже соседа слева» (наша разработка). Теоретическое занятие: «Психология ощущений и переживаний». Упражнение «Оцени свои ощущения за день по 10-ти бальной шкале, определи их происхождение». Драматическое упражнение «7 негативных ситуаций, связанных с употреблением алкоголя и наркотиков». Притча: «Огранка алмаза». Занятие 4: Групповая психодрама: «Зависимость». Драматическое упражнение «Я умру через 3 месяца, месяц, 1 день – что успеть сделать?». Упражнение «5 моих главных стрессов». Метафорическое гештальт-упражнение «На что похоже мое настроение (форма, цвет, запах и т.д.) и как я его меняю». Притча: «Ослик». Занятие 5: Теоретическое занятие: «Психология эмоций». График эмоционального баланса за сегодняшний день. Упражнения «Распознавание эмоций (по карточкам)» и «Оценка последствий стрессовых ситуаций». Притча: «Прогулка мудреца». Подведение итогов блока. Работа с «узелками на память».

Модуль 4: Коммуникативный. Занятие 1: Упражнение: «За что я благодарен сегодняшнему дню». Теоретическое занятие: «Человек как социальное существо. Общение. Формирование навыков общения». Упражнения «Уговорить и отказаться» и «Как сказать НЕТ!» (наши разработки). Притча «Рыбачки и цветы». Занятие 2: Упражнения «Мои успешные дела» и «Что порадовало, что огорчило». Теоретическое занятие: «Конфликты и выходы из них». Упражнение «Мои выходы из конфликтных ситуаций». Притча «Сад». Занятие 3: Упражнение «Я, желающий добра». Теоретическое занятие «Эмпатия». Тренинг «Формирование навыков эмпатии (работа по карточкам)» (наша разработка). Притча «Секрет счастья». Занятие 4: Упражнение «Скажи другому комплимент». Теоретическое занятие «Проблемы межполового общения». Ролевой тренинг выхода из межполовых конфликтов. Притча: «Слепые и слон». Занятие 5: Теоретическое занятие «Групповое давление и принятие собственного решения». Ролевая игра по карточкам: «Найди компромисс, начни сотрудничество». Притча: «Цель».

Модуль 5: Социальная реабилитация. Занятие 1: Упражнение «Мои успешные дела». Теоретическое занятие «Человек как социальное существо». Презентация: «Я в социуме». Упражнение «Мой оптимальный распорядок дня». Притча: «Три бабочки». Занятие 2: Упражнение «Моя занятость за прошедшую неделю». Теоретическое занятие: «Семья как единый организм. Понятие здоровой семьи и ее отличие от дисфункциональной». Презентация: «Моя семья». Драматическое упражнение «Какой я вижу свою семью в будущем». Притча «Красавица». Занятие 3: Драматическое упражнение «Мир – Война – Мир». Упражнения «Что я умею, чем могу заниматься» и «Что (кто) мне в жизни помогает». Список действий на месяц. Притча «Стрела». Занятие 4: Драматическое упражнение «Моя новая жизнь» (наша разработка). Упражнения «Как я могу улучшить отношения в семье» и «Что я могу сделать для улучшения материального благополучия». Психоаналитическое упражнение «Ранние воспоминания» (позитивные варианты» и анализ позитивной роли родителей). Релаксация: «Путешествие в страну детства»; «Путешествие в страну зрелости». Притча «Следы на песке».

Представленная программа реабилитации не охватывает всех аспектов и механизмов выздоровления от синдрома зависимости; вместе с тем она показывает и свою определенную эффективность. Так, программа позволяет удерживать в реабилитационном центре до 70% пациентов, проходящих ее; в условиях же спонтанной реабилитации (вне реабилитационного отделения) число пациентов (семей), прерывающих контакты с наркологами и психологами уже после первого квартала терапии, доходит до 80%. Пациенты, проходящие данную программу, достоверно реже дают рецидивы зависимости.
Авторы отдают себе отчёт в том, что данная программа нуждается в совершенствовании в отношении ее связи с учебной и трудовой деятельностью пациентов, с семейной психотерапией; она должна быть дифференцирована в зависимости от психических нарушений у пациентов на момент их поступления на реабилитацию.

Вместе с тем, данная программа может быть представлена как первый шаг в развитии реабилитации в наркологической службе области.

Скачать статью

ПРОГРАММА «СЕМЬЯ» — ПОДГОТОВКА ВОСПИТАННИКОВ ДЕТСКОГО ДОМА К СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

by

ПОДГОТОВКА ВОСПИТАННИКОВ ДЕТСКОГО ДОМА К СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ (опыт психолого-психотерапевтической поддержки инклюзивного образования)

ОПУБЛИКОВАНО:

Попова Т.А., Нелидов А.Л. Программа «Семья» — подготовка воспитанников детского дома к семейной жизни (опыт психолого-психотерапевтической поддержки инклюзивного образования) / Педагогика и психология развития современного детства: материалы Международной научно-практической конференции 11-12 ноября 2011 г. /Под общ. ред. Т.Т. Щелиной. В 2-х частях. Ч 1. — Арзамас: АГПИ, 2011. — с. 295-298.

Т.А. Попова
Психиатр-нарколог подросткового диспансерного отделения № 2 ГБУЗ НО «Наркологическая больница»; психотерапевт Специального (коррекционного) детского дома № 1 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья.

А.Л. Нелидов
Кандидат медицинских наук, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения ФГБОУ ВПО «НижГМА», заведующий подростковым диспансерным отделением № 2 ГБУЗ НО «Наркологическая больница».

Данное сообщение является продолжением предыдущего исследования возможностей поддержки инклюзивного образования – включения детей-сирот с ЗПР в группы детей-сирот с нормой развития интеллекта с помощью игровой психотерапии (Т.А. Попова, А.Л. Нелидов, 2010). Работа проведена как раздел программы «Школа здоровья» (руководитель – зам. директора Л.А. Гришанова) коррекционного детского дома № 1 Сормовского района г. Нижнего Новгорода (директор О.П. Омельченко) на фоне различных педагогических коррекционных программ, реализуемых в детском доме.

В программе участвовали 67 воспитанников средних и старших классов (разделенные на группы по 5-7 человек); из них 52 ребенка (77,6%) – с задержкой психического развития, а 15 детей (22,4%) – с нормой развития. Занятия проводились с октября 2010 г. по октябрь 2011 г. 4 раза в неделю с каждой группой по 45-60 минут; 5-е занятие посвящалось совместному (дети и специалисты) анализу результатов недели. Контроль эффективности проводился методом наблюдения (по критериям карты наблюдения Стотта: шкала I – Недоверие к новым вещам, людям, ситуациям; шкала IV – Тревога за принятия взрослыми; шкала VII — Асоциальность) и с помощью оценки системы отношений Цветовым тестом отношений А.М. Эткинда.

При построении программы специалисты Коррекционного детского дома исходили из того, что дети, в недавнем прошлом лишившиеся семьи, имеют негативный опыт, формирующий отрицательные установки против семьи. В самом же детском доме у детей затруднены процессы идентификации с полом и семьей из-за преобладания женщин среди персонала и самой формы организации групп, не являющейся моделью семейных отношений.

Целью программы «Семья» являлась стимуляция общего развития личности детей-сирот с ЗПР и с нормой интеллекта, а в этих рамках – развитие качеств личности, способствующих образованию семьи в будущем; такой подход близок к подходу, исследованному на сходном материале детского дома для детей с нормой развития интеллекта (Т.Т. Щелина, А.Л. Нелидов, И.С. Беганцова с соавт., 2003).
Программа состоит из 6 модулей и реализуется междисциплинарной командой специалистов, включающей педагога-психолога, социального педагога, инструкторов по труду, библиотекаря, врача и воспитателя.

Представим краткое содержание каждого модуля.

Модуль «Я взрослею». 36 занятий, проводит педагог-психолог.

Модуль состоит из блоков, каждый из которых направлен на реализацию определенных задач: 1 блок (мотивационный) – «Добро пожаловать в группу»; 2 блок (личностный) – «Пять минут наедине с собой»; 3 блок (коммуникативный) – «Приглашаем в мир общения»; 4 блок (личностный) – «На пороге взрослой жизни»; 5 блок (личностный) – «Высшее человеческое чувство»; 6 блок (личностный) – «Семь «Я»»; 7 блок (личностный) – «Подведение итогов».

Использовались элементы социально-психологического тренинга: групповое общение, элементы сказкотерапии, сюжетно-ролевые игры, беседы, дискуссии, просмотр и обсуждение фильмов.

Модуль «Готовим интересно: вкусно и полезно». 36 занятий, проводит инструктор по труду.

В модуль входят практическое обучение детей приготовлению разных блюд из простых и доступных по цене продуктов, экскурсии на предприятия питания с подготовкой компьютерной презентации (слайд-шоу) и ее демонстрацией другим воспитанникам.

Исследовательские задания: изучение разницы во вкусе и пользе между фаст-фудами и похожими на них, но самостоятельно приготовленными блюдами. Экономические задания: игры в социальной роли покупателя; сравнение стоимости готовых блюд и аналогичных, но самостоятельно приготовленных, с анализом экономии.

Творческие задания по оформлению блюд, сервировке стола, проведении презентаций.

Компьютерные и настольные игровые задания для закрепления знаний и выработки навыков и умений у воспитанников по кулинарии и экономике имеют компьютерные и настольные игровые задания.
Домашние задания по указанным выше темам с вовлечением педагогов дополнительного образования других модулей.

Изучение информации научного, исторического и фольклорного характера.

Ведение тетради для записи основных сведений по каждой теме и рецептов.

Модуль «Уютный дом своими руками». 36 часов, занятия проводит инструктор по труду – руководитель Мастерской добрых дел.

Своими руками ребята учатся делать много вещей, относящихся к быту и дизайну жилища: аппликации из кожи, брелок для ключей, драпировка на коже, формирование кожи при термообработке, изготовление декоративного панно, использование оплеток, вязание крючком, вязание сувениров, лоскутное шитье, мягкая игрушка, кукла-скрутка, уголки как украшение одежды. На каждом занятии обсуждаются технологии, эстетика, анализируются результаты, дети получают позитивную поддержку.

Модуль «Крепка семья – крепка держава». 12 часов, занятия проводит библиотекарь.

Экскурс в историю семьи, идеальные представления о семье. Почитание родителей. Изучение литературного рассказа и анализ взаимного уважения в семье. Сплочение в семье. О младших сестрах и братьях. О вежливости. Подарок для близкого человека. Святые покровители семьи. Семья и спорт. Братья наши меньшие в семье. Дом счастливой семьи.
Технологии: дискуссии, чтение и обсуждение литературных произведений, игры на семейные роли, общение и эмпатию.

Модуль «Семья и право». Занятия проводит социальный педагог. В модуль входит 12 занятий.

Что такое семья. Когда я сам могу создать «ячейку общества». Кто в семье главный. Давайте жить дружно. Маленькое «Я» в нашей семье. О трудоустройстве и обеспечении семьи. Мой дом – моя крепость. Моя большая семьЯ. Большая ссора – о разводах и как их не допустить. Я несу ответственность. Давай помиримся. Счастливая семья.
Основные упражнения – дискуссии и игровые занятия, упражнения из конфликтологии.

Модуль «Мое здоровье – в моих руках». Занятия проводит врач – нарколог. Объем модуля 12 часов.

В основе программы лежит обеспечение удовлетворения потребностей ребенка: в стабильной адекватной самооценке, в физической и психологической защите, стабильности социальной среды, в формировании осознанного отношения к своему здоровью, в позитивных чувствах и принятии другими людьми, в умении выражать чувство любви и получать его. Технологии – групповой игровой СПТ с упражнениями на развитие взаимного принятия, эмпатии, поддержки.

В результате реализации программы «Семья» в психологическом состоянии детей обеих подгрупп (с ЗПР и нормой развития интеллекта) произошли улучшения по всем основным критериям оценки эффективности программы. Так, по критериям карты наблюдений Стотта у детей понизилось недоверие к окружающему миру и новому жизненному опыту (в частности, за счет уверенности в бытовых навыках), снизилась тревога за принятие себя взрослыми, уменьшились показатели по шкале Асоциальность (в частности, прекратились неуважительные высказывания в адрес друг друга и обзывания друг друга). По данным ЦТО, отмечено повышение позитивного отношения к себе (более выраженное у подростков 13-14 лет, чем у младших), повысилось положительное отношение к понятиям Семья, Любовь, возникло принятие себя в будущей роли мужа, жены и даже родителя.
Анализ результатов Программы «Семья» позволяет рекомендовать ее и аналогичные дополнительные развивающие программы к внедрению в работу учреждений интернатного типа.

Литература:
Щелина Т.Т., Нелидов А.Л., Беганцова И.С. с соавт. Психологическое обеспечение развития личности детей-сирот в учреждениях интернатного типа. – Арзамас: АГПИ, 2003. – 303 с.
Попова Т.А., Нелидов А.Л. Использование игровой психотерапии в работе с детьми-сиротами / Нижегородское образование, 2010. № 3. – с.77-82

Скачать статью

Тренировка способности оказания психологической помощи воспитаннику

by

Автор: Нелидов А.Л.

При освоении воспитателями данной технологии с каждым из них (в малых группах по 2-3 участника) проводятся ролевые игры – последовательно для каждого этапа беседы или для двух-трех этапов подряд.

Тематика ролевых игр – типичные кризисные ситуации у детей-сирот в данном детском доме, с какими сталкиваются в своей практике воспитатели (например, из приведенных выше); один воспитатель играет роль «ребенка», а другой «воспитателя».

Эффективна также и методика ролевых игр, при которой воспитатели в качестве сюжета игры используют собственные кризисные ситуации, в том числе и текущие; в этом случае они играют свою собственную роль, а кто-то из других воспитателей – роль воспитателя.

1-й этап. Определение участников кризисной ситуации, очередности оказания им психологической помощи и изоляция ребенка из места кризисной ситуации.

При кризисе в группе помощь требуется одновременно всем, а изоляция ребёнка необходима в случаях физического насилия со стороны другого; оптимальнее будет изоляция того, кто склонен к насилию.

При межличностном конфликте двух сверстников из них изолируется в первую очередь тот, у кого более выражен стресс (более «страдающая» сторона).

При агрессии группы против ребенка в разные помещения изолируется ребенок (более «страдающая» сторона), а другой педагог одновременно изолирует лидера группы («агрессора»). Если отмечается агрессия ребенка против группы, изолируется ребенок («агрессор»), а затем — тот из группы, у кого более выражен стресс.

При межгрупповом конфликте изолируются лидеры обеих конфликтующих групп.

При кризисе перенесенного насилия изолируются одновременно все его участники — и пострадавший и вероятный агрессор (насильник); психологическая работа ведется с первым, а правовая — со вторым.

При внутри-личностном кризисе и кризисе учебной деятельности роль изоляции от кризисной ситуации выполняет само пребывание на консультации и в детском доме с психологически поддерживающими ребенка воспитателями.

В кризисах употребления психоактивных веществ (ПАВ) — при острой интоксикации, абстинентном синдроме, на высоте физической «тяги» к веществу, при агрессивности и при осложнениях, а также во всех случаях травм и повреждений ребенок изолируется в медицинский кабинет, но не для последующего психологического занятия, а для незамедлительного оказания ему медицинской помощи.

После определения необходимости изоляции воспитатель должен предложить ребенку пройти вместе в другое помещение (заранее назвать — в какое) и сопроводить ребенка, пресекая общение с другими участниками ситуации.

В детском доме в кабинете для изоляции ребенка не должно быть опасных, острых предметов, яркого освещения; стул ребенку должен стоять в полуоборот от двери спинкой к стене. Не подходят «казенные» кабинеты — директора, завуча, учительская, класс.

2-й этап. Первоначальное снижение стресса у ребенка.

Воспитатель применяет приём — пребывание рядом: садится рядом с ребенком в полуоборот к нему на расстоянии доверительного общения (вытянутой руки), расположением стула «защищая» ребенка от входной двери, говорит ребенку, что хочет помочь ему, а сначала — побыть с ним рядом, после чего берет так называемую психотерапевтическую паузу. Её продолжительность зависит от реакции ребенка.

При негативной реакции (резкий отказ, оскорбления и т.п.) воспитателю необходимо реагировать с позиции «Я-взрослый» и принятия ребенка. Наиболее эффективными показали себя следующие типы ответных реакций на ребенка.

Эмпатически «отзеркалить» чувства ребенка («да, тебе сейчас плохо») и заявить о своём понимании его состояния («да, я тебя понимаю, сейчас не лучший день в жизни»).

Подтвердить право ребенка на переживания («да, в трудных случаях и так можно переживать»).

Констатировать «человеческую» сущность переживаний («да, такая реакция только подтверждает, что ты – человек и у тебя есть чувства»).

Сослаться, но только в общей форме, на свой жизненный опыт («да, и у меня бывали такие трудные моменты»).

Заявить о своем желании или о профессиональном долге помочь («да, тебе плохо, и я хочу тебе помочь; моя профессия в том и состоит, чтобы тебе помочь»).

Предложить вместе «посидеть и подумать» над ситуацией.

Спросить ребенка, не хочет ли он «поговорить о своих чувствах и разобраться, что случилось».

Констатировать, что «сама тяжесть переживаний говорит, что желательно поговорить».

Прямо заявить: «Я – твой друг или помощник!».

Констатировать объективную закономерность возникновения переживаний («да, в твоем возрасте и в этой ситуации человек и должен так себя чувствовать»).

В ответ на подобные обращения у детей снижалось психологическое напряжение, агрессивность и оппозиционность, возникало чувство «меня поняли», доверие к воспитателю и желание продолжить разговор.

После такого обращения необходима пауза и, если ребенок не сразу даёт позитивную реакцию, следует перейти к следующим технологиям установления контакта. Воспитатель не комментирует и не пресекает спонтанное отреагирование ребенком эмоций. Поддерживает внимательное и участливое выражение лица, но направляет взор не в упор на ребенка, а только в его сторону. Не занимается никакими другими делами. При возникновении у ребенка позитивной реакции невербально поддерживает каждое из её проявлений: сближением, ободрительными кивками, физическим контактом (если ребенок проявляет признаки потребности в нём).

При успешном развитии 2-го этапа у ребенка возникает состояние, позволяющее перейти к следующему этапу: прекращение бурной эмоциональной реакции, расслабление лица и тела, смена закрытой (защитной) или агрессивной позы на более открытую, успокоение дыхания, взгляды и разворот в сторону консультанта, обращение к нему, первые попытки рассказать о случившимся. В этот момент воспитатель и предлагает ребенку рассказать о ситуации.

3-й этап. Рассказ ребенка о кризисной ситуации.

Начинается он как спонтанный, но по мере развития рассказа воспитатель начинает применять приемы активного слушания и последовательно «присоединяется» к интонациям (кроме депрессивных) и пантомимике ребенка, к применяемому им словарю (кроме нецензурного и оскорбительного), понятийному аппарату и смыслам его рассказа.

Постепенно воспитатель применяет приемы стимуляции когнитивной (исследовательской) активности, позволяющей ребенку перейти от эмоционального рассказа к объективному анализу ситуации: сам на фоне эмпатического восприятия ребенка проявляет исследовательский интерес к его рассказу, поддерживает попытки анализа ребенком причинно-следственных отношений между событиями и поступками и попытки проанализировать ситуацию в её динамике; поддерживает интеллектуальные инсайты («озарения») и выдвигаемые ребенком гипотезы и предлагает развивать их. Применяются задания и вопросы прослеживание (Р. Шерман, Н. Фредман, 1997), а при хорошем интеллекте ребенка — циклические и системные вопросы (А.Л. Нелидов, 2002). Важна этическая позиция воспитателя, при которой он не даёт оценок поведению ребенка и исключает концепцию вины при попытке ребенка применить её в рассказе о ситуации и в её последующем анализе.

Критериями успешности этапа служат следующие признаки. В эмоциональной сфере: значительно уменьшаются эмоциональные расстройства (гнев, депрессия и др.), у ребенка возникает чувство достаточного эмоционального отреагирования («пар выпущен»). В мотивационной сфере: появляется чувство завершенности рассказа, чувство, что все основное, что хотел сказать, сказал (об этом ребенка необходимо спросить). В когнитивной сфере: возникает способность анализировать ситуацию как бы с позиции стороннего объективного наблюдателя и способность самостоятельно описать некоторые ранее эффективные способы совладающего поведения.

4-й этап. Краткое обобщение воспитателем рассказа ребенка.

Аналогичен психотерапевтическим приемам «интерпретация», «обобщение» и «резюме». Функция этапа – закрепить позитивную динамику личности ребенка на третьем этапе и создать устойчивый мотив к сотрудничеству с консультантом.

Вначале необходимо похвалить ребенка за сами рассказы о ситуации и за её анализ (аналогично поддерживают ребенка и присутствующие на занятии родители). Далее воспитатель должен согласиться с наиболее адекватными рассказами о ситуации и с наиболее адекватными попытками её анализа и сообщить ребенку, чем именно они понравились консультанту (точностью описаний, глубиной и «взрослостью» анализа). После этого можно высказать мысль о том, что всё рассказанное ребенком действительно важно и заслуживает дальнейшего более глубокого обсуждения, в чем воспитатель готов помочь ребенку. Вслед за этим воспитатель формирует у ребенка позитивное отношение к себе и повышает его самооценку в связи с работой на третьем этапе занятия («а теперь, что ты можешь сказать самому себе в связи с тем, что ты только что проделал такую важную работу?»). Наконец, необходимо подчеркнуть, что на основе этого обсуждения можно найти способы разрешения как данной, так и других трудных жизненных ситуаций, а значит, стать более взрослым и защищенным в жизни.

5-й этап. Обнаружение у ребенка общих ресурсов совладающего поведения.

Вначале воспитатель предлагает ребенку рассказать о любой трудной жизненной ситуации, которую он смог преодолеть, и подробно проанализировать применявшиеся им способы её преодоления.
Как только ребенок начинает анализировать способы совладающего поведения, воспитатель применяет вопросы-прослеживания. Они позволяют с высокой точностью установить порядок действий ребенка в ситуации; они построены на том, что устанавливают последовательность событий: «Когда ты постарался повести себя так, как только что описал, какое у тебя возникло самочувствие?»; «Что изменилось в состоянии и в поведении другого участника этой ситуации?»; «Как он стал действовать по отношению к тебе?»; «Что ты почувствовал в связи с этим и как изменилось твоё состояние?»; «Какое решение ты принял, как действовать, и что сделал, чтобы принять такое решение?» и т.д.

В конечном итоге вопросы-прослеживания позволяют установить всю последовательную смену психологических состояний (гештальтов) ребенка по мере применения им разных способов совладающего поведения и по мере приближения к гештальту, соответствующему наиболее успешному из них; этот последний гештальт необходимо тотчас позитивно закрепить, чему и служит шестой этап занятия.

Пятый этап продолжается, пока ребенок не опишет три-четыре различных успешных способа совладающего поведения, в том числе – когда их использовал в последний раз.

6-й этап. Закрепление найденных способов совладающего поведения как ресурсов развития личности.

Ресурсом развития личности в нашей программе мы обозначаем закрепившийся в практике наиболее успешный жизненный опыт в динамике ведущей (смыслообразующей, а в данном аспекте — ресурсной) деятельности. В норме при успешном развитии личности ресурсы возникают в различных её сферах (интеллектуальной, эмоциональной, волевой, нравственной, коммуникативной, эстетической и др.), в том числе в сфере психологических защит и их поведенческих аналогов — навыков совладающего поведения. Периодами наиболее активного формирования ресурсов развития личности, для возраста изученных нами детей, являются (по [10], с уточнениями): период развития инициативы (5 — 7 лет, период подготовки к школе — формирования основных предшественников учебной деятельности и общей личностной готовности к школе), активности личности (7/8 — 11/12 лет; одновременно – активное полоролевое развитие), период кризиса 13-летнего возраста и следующих ближайших двух лет этапа подростково-юношеской идентификации.

Именно успешная ведущая (смыслообразующая) деятельность в наибольшей степени обладает способностью организовывать как зрелые механизмы психологической защиты (в нашем материале – это отвлечение, переключение деятельности, само-убеждение и само-приказ, самоограничение, физическая разрядка, сублимация переживаний и т.п.), так и сложные стратегии совладающего поведения. Для осуществления этих последних ребенок использует ресурсы личности, возникшие в различных деятельностях — в спорте, в обращении к литературе, к музыке, TV, в творческом самовыражении, в общении со значимыми личностями (а в этих рамках — ресурсы адаптивных стилей коммуникации: компромисса, сотрудничества, конструктивного соперничества).

Поиск и тренировка наиболее эффективных стратегий совладающего поведения, по нашим наблюдениям, совершенствует одновременно и механизмы психологической защиты.

Первый шаг. Максимальная активизация ресурсного состояния (гештальта успешного совладающего поведения). Для этого применялась технология расспроса с таким усилением воспоминаний и образов, относящихся к ситуации применения ребенком успешного совладающего поведения, что в конечном итоге у ребенка возникали примерно те же ощущения и переживания, какие были в этой ситуации. Ребенку предлагалось по шагам («с точностью до секунды») и детально описать само развитие ситуации – в определенной последовательности образов в каждом следующем сюжете сцены.

Сначала ребенок описывал зрительные образы: «что видел в той ситуации», «что располагалось вокруг», «кто и где стоял», «в каких позах», «как двигались и что делали», «какая была освещенность, время дня» и т.п.; всё это ему предлагалось одновременно и показывать в пространстве кабинета. Затем точно также детально ребенок описывал слуховые образы («какие вокруг были звуки», «что говорили», «с какими интонациями») и то, что было возможным, он ещё и изображал. Далее ребенок описывал кинестетические образы, основанные на чувстве тела, и тактильные образы («какая была у тебя поза», «что чувствовал в теле», «какая была температура», «как дул ветер», «как облегала одежда, как её чувствовал», «как ты двигался» и т.п.); ребенку предлагалось одновременно и воспроизводить свои позы, жесты и движения в той ситуации. Наконец, ребенок описывал обонятельные и вкусовые образы: «чем и как вокруг пахло», «какой во рту был вкус», «какой был тот напиток или еда»; если ребенок был способен, то ему предлагалось метафорически сравнить их с другими из его жизненного опыта.

После этого расширялся временной континуум сцены: ребенку предлагалось в той же технологии описать события и сцены, непосредственно предшествовавшие тому, как он начал применять проанализированное выше совладающее поведение, а затем – и последующие за ним.

Наконец, ребенку предлагалось описать все смыслы и связанные с ними переживания, которые возникали и развивались у него в данном сюжете.

Подобным образом построенный расспрос продолжался до тех пор, пока ребенок не сообщал, что вот сейчас начал чувствовать себя «примерно так, как тогда»; по возникновению этого состояния мы и диагностировали активизацию гештальта успеха.

Второй шаг. Метафорическое обозначение гештальта успеха. Воспитатель предлагает ребенку метафорически обозначить все гештальты, соответствующие каждому из найденных им успешных способов совладающего поведения. Дети позитивно воспринимали три варианта обозначений: а) прилагательными, характеризующими психологическое содержание гештальта («сильный», «смелый», «чуткий», «умный» и т.п.); б) кратким описанием самой деятельности, в рамках которой возникло успешное совладающее поведение («я — принимающий решение», «я — решивший контрольную», «я – залезший на это дерево», «я – смело ответивший хулигану», «я – умеющий договариваться» и т.п.); в) аналогом с названием животных или природных явлений («я – тигр», «я – вольный ветер» и т.п.).

Третий шаг. Повышение самооценки ребенка в связи с каждым из способов совладающего поведения. С этой целью воспитатель сначала сам давал ребенку поддержку, и затем предлагает ему последовательно обратиться к каждому из метафорически обозначенных гештальтов, будто к реальному живому человеку, со словами благодарности и поддержки. Для этого можно использовать технику второго стула: на него ребенку предлагается «посадить» того себя, к кому он обращается. Аналогично поддерживали ребенка и присутствующие на занятии родители.

Четвертый шаг. Активизация ведущих (смыслообразующих, ресурсных) деятельностей, в динамике которых в течение жизни у ребенка формировались ресурсы успешных способов совладающего поведения. По своему содержанию он выходил за временные рамки шестого этапа занятия, требовал участия родителей и был, в сущности, самостоятельным психологическим алгоритмом активизации ведущих деятельностей. В связи с этим в тех случаях, когда ребенок и его родители успешно осваивали следующие 7-9-й этапы данного первого занятия, он переносился на десятый этап и становился основой для всего консультирования, следующего за первым занятием.

Успешность шестого этапа занятия подтверждается возникновением у ребенка более высокой самооценки и чувства уверенности в своей способности преодолеть кризис.

7-й этап. Анализ вероятных ресурсов совладающего поведения ребенка в отношении кризисных ситуаций, сходных с текущей.

Воспитатель предлагает ребенку описать другие, бывшие ранее кризисные ситуации, но сходные с текущей, а в каждой из них, описать применявшиеся ребенком способы их преодоления (не обязательно – эффективные; для анализа и поддержки ребенка достаточно и того, чтобы это были только попытки). В отношении каждого из них проводится алгоритм анализа и закрепления, аналогичного 5-му и 6-му этапу занятия, вплоть до повышения самооценки (в отношении всех попыток совладающего поведения) на шестом этапе, но кроме последнего шага — активизации соответствующей им ресурсной деятельности, если таковой не было.

В течение седьмого этапа занятия ребенок должен найти не менее трех-четырех (оптимально в нашем материале – шести) способов совладающего поведения.

Специально отметим, что воспитатель сразу исключает из анализа все способы совладающего поведения, связанные с агрессией, нанесением материального ущерба, местью, тем более – с нарушением уголовного законодательства.

8-й этап. Сравнение между собой найденных способов совладающего поведения, их усиление и выбор потенциально наиболее эффективных. Проводится в два шага.

Первый шаг. Консультант (социальный педагог) предлагает ребенку объединить и усилить способы совладающего поведения в кризисных ситуациях (найденные на седьмом этапе занятия), за счет наиболее успешных способов совладающего поведения в иных ситуациях (найденных на пятом этапе). Фактически это означает использование общих ресурсов совладающего поведения в конкретной текущей кризисной ситуации. Ребенок должен описать подобное объединение ресурсов применительно к каждому из способов совладающего поведения, найденных на седьмом этапе занятия.

Второй шаг. Используется технология мысленного моделирования. Каждый из предложенных ребенком на первом шаге способов совладающего поведения воспитатель теперь предлагает мысленно использовать («проиграть») в текущей кризисной ситуации (с мысленным воспроизведением всех её деталей и вероятного поведения участников). После каждого мысленного моделирования необходимо расспросить ребенка о том, как развивалась ситуация и каково его самочувствие в результате. Вероятная эффективность каждого из способов совладающего поведения, исследованных в мысленном моделировании, сравнивалась по степени сходства возникавшего самочувствия ребенка с гештальтами успешного совладающего поведения, изученными на 5-6-м этапах занятия. Воспитатель поощряет каждое сравнение и итоговый выбор ребенка.

В результате восьмого этапа занятия ребенок сам выбирает 1-3 потенциально эффективных способа совладающего поведения. В этот момент возникает совокупность признаков, говорящих о завершенности самого процесса выбора (для этого необходимо задать ребенку вопросы о его итоговом самочувствии уже после выбора): чувство ясности, как надо было действовать в прошлых аналогичных ситуациях для их успешного преодоления и как надо действовать сейчас; эмоциональный и интеллектуальный подъем и чувство уверенности в успехе; желание начать действовать и применить найденные способы совладающего поведения.

Таким образом, правильно выбранный (потенциально наиболее успешный) способ совладающего поведения одновременно обладает и мобилизующим действием и выполняет функцию мотива деятельности.
Воспитатель, используя эти свойства выбранного потенциально успешного способа совладающего поведения, предлагает ребенку тут же проверить его на практике; при получении согласия начинается следующий девятый этап занятия.

Если же дети не имели в прошлом жизненном опыте никаких или, с их точки зрения, сколько-нибудь эффективных способов совладающего поведения в кризисных ситуациях, аналогичной текущей, эффективными оказываются три подхода.

Первый. Использование общих ресурсов совладающего поведения. Воспитатель предлагал ребенку предположить, как он может себя вести с использованием опыта только общих ресурсов совладающего поведения (найденных на 5-6-м этапах занятия); необходимо, чтобы ребенок описал 5-6 альтернативных вариантов – именно они тогда используются в работе на следующем девятом этапе.

Второй. Использование опыта других значимых для ребенка личностей. Воспитатель предлагает ребенку мысленно проиграть, как могли бы действовать не его месте значимые для него личности – родители, прародители, старшие братья и сестры, друзья, литературные и кино-герои, а затем выбрать те способы совладающего поведения, которые были более убедительными и больше понравились; при этом ребенок должен поблагодарить каждого из них за этот опыт. Далее предложить ребенку мысленно смоделировать применение им самим лучших из тех способов совладающего поведения, которые в предыдущем мысленном моделировании «применяли» значимые для него личности. Возникновение при этом гештальта успеха говорило о возможности перейти к следующему девятому этапу занятия.

Третий. Использование опыта друзей в отношении ребенка. Воспитатель в присутствии ребенка предлагает друзьям описать все способы совладающего поведения, которые они наблюдали у ребенка и которыми он, с их точки зрения, обладает. В результате те способы совладающего поведения, которые ребенок на основании рассказов друзей признает существующими у него, используются и в мысленном моделировании на данном этапе и в ролевой игре на следующем девятом этапе занятия.

9-й этап. Проверка эффективности выбранного способа совладающего поведения в ролевой игре.

Ребенок и воспитатель разыгрывают сцену, соответствующую текущей кризисной ситуации; при этом ребенок играет собственную роль, а воспитатель – роль (роли) других участников ситуации. Ребенок добивается всё более уверенного применения найденного способа совладающего поведения в условиях, когда воспитатель последовательно всё более усиливает противодействие ребенку. После каждой из игр воспитатель расспрашивает ребенка о его самочувствии, которое должно, как и в мысленном моделировании, совпасть с гештальтом успеха. Именно этот гештальт далее поддерживался воспитателем и позитивным обращением ребенка к самому себе и его родителей к нему.

Если необходимый гештальт успеха не возникал, занятие возвращалось на 7-8-й этапы.

10-й этап. Планирование практического использование выбранного способа совладающего поведения в реальной жизненной ситуации. Требует нескольких шагов.

Вначале на высоте переживания гештальта успеха ребенок по предложению воспитателя заявляет о своей ответственности за реализацию выбранного им способа поведения и поощряет себя за это принятие ответственности.

Далее ребенок конкретно планирует, когда, при каких условиях и как он будет реализовать совладающее поведение на практике, как изменять его в зависимости от вероятной реакции других участников ситуации (здесь можно применить повторный ролевой поведенческий тренинг).

При планировании ребенок одновременно решает, как он будет поощрять себя за каждую попытку применить выбранный способ совладающего поведения и за каждый положительный результат (при этом он определяет, что он будет считать за эти положительные результаты), а также планирует следующую встречу с воспитателем.

Среднее время проведения ролевой игры с воспитателями для тренировки указанных этапов психологического занятия составляет 1-1,5 часа.

Далее в качестве «домашнего задания» воспитатели тренировали технологию беседы на первом же подходящем случае в ближайшие сутки – с тем, чтобы на следующем занятии рассказать о результате. Всего для освоения технологии требуется 2-3 случая её применения с последующим анализом результатов.

Скачать статью